?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Previous Entry Share Next Entry
Ю.Екишев. Не операция, а «просто пестня»… (задержание 7 октября).
Пара Беллум
ekishev_yuri wrote in mejdurechensk
Вкратце. За несколько дней до этого по регионам начались обыски. Парней "для профилактики" непонятно чего – закрывали на сутки. К моей маме ломились "судебные приставы", но в результате взяли у ее соседей "объяснение", где я «бываю», когда «появляюсь», на чем и как езжу. И так далее... Мама это так не оставила – и пошла в атаку на их учреждение, где все открещивались – это не мы, не мы это, никаких долгов…

При приближении к месту митинга 7 октября в Москве уже было ясно, что везде витает "страх революции" (которая по их мнению должна была начаться с уведомления в мэрию, что ли? с получения разрешения на митинг?). Отмечаем необычные детали около метро «Улица 1905 года»: нет "на своем месте" привычных для таких мероприятий дружинников. Зато всюду автобусы, автобусы, за занавесочками - лица, лица (приехали в носу поковырять в выходной?)... В уголке около ларьков прижалась к стене ВВ-шная КШМ-ка, видимо еще недавно разукрашенная камуфляжем (тоже прикидывалась "полевой кухней"?).

 После митинга, как только мы стали двигаться к машине – как в голливудском фильме про привидения, сначала послышались из углов возгласы «вот он!» (скорее всего, от «людей в штатском», которых там было предостаточно). После этого кинулись наперерез. Стали выяснять и очень нехотя представляться – «ну капитан… Петр Сергеевич Домашев (на фото слева)»… Вопросы, а кто я, представиться и показать паспорт – еще более-менее вписывались в какие-никакие рамки. Хотя по возгласам «вот он» было ясно, что среди всех митингующих уже давно идентифицировали «кто я». Достал паспорт, показал, что я это я. На вопрос имеется ли регистрация, ответил, что нет. И спросил – а она обязательна по закону-то, капитан? Все? После этого начались вопросики еще смешнее – когда я прибыл, как, есть ли у меня билеты, документы, подтверждающие мое прибытие. Когда этот самый капитан дошел до чеков на автомобильный бензин – стало ясно уже всем вокруг, что все носит просто издевательский характер. Осталось счистить с ботинок пыль, на анализ… предоставить дорожный посох… дать кинологам с собачками, которые вертелись недалеко – понюхать че-нить, пусть берут след и убеждаются, каким именно я путем прибыл: «водным ли, челном ли»… Короче, понятно было – зачем-то прикапываются, а на вопросы «на каком основании интересуетесь», «сошлитесь на нормы закона», где все же прописано-то, что я что-то еще должен, может повестка есть у капитана, ордер – просто молчат, поскольку сказать нечего. Включают тупого… Какие такие нормы закона… Какие такие законные основания… Раз слуга закона, значит, все его действия – ну типа, в законе…

Люди выходят с митинга в поддержку незаконно содержащегося в Лефортово полковника Квачкова. И надо было именно в таком издевательском тоне проводить «спецоперацию задержания», чтоб максимально постараться всех разозлить… Ясно было, что капитан получил приказ «доставить и все» – и выполняет указание. Непонятно было от кого приказ, по какому случаю праздник, на каком основании, об этом ни полслова. То ли телефонное право, то ли еще что… Просто потому что приказали… Начались хватания всех за руки, переглядывания и движения, «ну что, берем», «берем без разговоров и все…» Народ возмутился окончательно… Что происходит-то?! Женщин наших, пытавшихся просто получить объяснения, стали хватать сзади какие-то типы в мышиной форме… Дескать, не мешайте нам, мы служим закону… Хотя требований вообще никаких не было, оснований ноль… В результате горячих споров все прибывающих сил полиции со все более возмущающимся народом, разборок, кто-то вдобавок саданул в витрину, даже про основной вопрос «взять и доставить» доблестные ерои, мгновенно повернувшие береты туда, слегка подзабыли (кстати, того кто проткнул витрину то ли головой, то ли стойкой ограждения – сотрудники сначала посадили в автобус к задержанным, а потом просто вывели. Исполнил приказание и ступай?… Хотели съимитировать массовые беспорядки? Спровоцировать революцию? Благо памятник-то «героям революции» - вот он, рядом…)

Переглядываемся с другом – раз уже про нас забыли, то может пойти все же к машине… Раз вопросов больше нет. Капитан Домашев видно уже совсем не знает че спросить, список домашних заготовок закончился… Ан нет. Из подворотни на требование «хватай его» выскакивает еще рой подмоги… Просто хватают без слов. Ну и – автобус, и сопровождение какой-то машины, в которую быстро вспрыгнул поначалу неприметный паренек в коричневой куртке, руководивший со стороны этой всей каруселью (оказавшийся потом лейтенантом ГУ МВД по ЦФО Пузаковым Максимом Валерьевичем). Ладно бы просто поехали в отделение на разбор полетов, так нет, для пущей конспирации из этой машины выскочил еще паренек, и лихо стал скручивать номера, пытаясь наверно сделать вид – что они вообще тут ни при чем, и их тут не было… Для чего? Для кого? Почуяв совсем неладное, наши женщины сами вызывали еще полицию! – чтоб разобрались, а что вообще происходит! с какой стати пареньки вроде как кавказской наружности что-то тут осуществляют, занимаются сменой номеров на своих машинах… Может мы «чехам» насолили?

Только в отделении стало слегка проясняться, что в этот «день решили» (в песне говорится самураи, а на деле полицаи) – не совсем конечно пересечь границу у реки, а пересечь все грани разумного… В ОВД сидел молодой офицер следственной службы ФСБ по Московской области Глазырин Михаил Юрьевич… И именно в этот воскресный день, 7 октября, в день всероссийской акции «Полковник Квачков, Россия, освобождение!» ему срочнейше понадобилось составить некоторое объяснение (скорее, не ему конечно, а начальству). По поводу давным-давно кем-то (не мной) на каком-то сайте, про какой конкретно сайт говорилось даже не было сказано, опубликованной то ли статьи, то ли обращения куда-то… «кто-то кое-где у нас порой», короче… И не было никакого дела. Была просто доследственная проверка… Видимо, тоже по указке начальства (не письменной же, не на нормах закона), по телефонному получается праву – взять и доставить для дачи объяснения. Это все стало поясняться при адвокате Алексее Владимировиче Першине. Было дословно сказано, что я могу входить в круг знакомых того, кого заинтересовала эта неведомая статья (о ней вообще речи не было)…

Точно так же можно было придумать про песочницу в детстве, что я входил в круг знакомых какого-нибудь Петьки, которому насчет кем-то забытой машинки было не все ясно… И вот 7 октября стало быть, срочнейше понадобились объяснения… Объяснения, как литературно-правовой жанр, в УПК вообще не прописаны. На что Алексей Владимирович указал не в меру ретивым следователям. И объяснения, что не будет никаких объяснений по нулевому поводу, и ремарка, что следователи совсем уже не знают норм закона и юридических формулировок – вполне удовлетворили следователей, и они очень быстро удалились… (даже не объяснения, а просто изюм! Изюминг! Что дана справка такому-то следователю, и подробно, в каких нормах закона совершены проколы при взятии этого ничтожного объяснения). Можете идти. Незачет. И ушли. То ли исполнили «долг», то ли сами уже испугались, что так четко спланированная «операция»: «а вот здесь он, а вот здесь мы, а он сюда, а мы тут вот так, а тут витрина, а тут цепь вв-шников, а если номера, а мы их вот так.. а вдруг это… нет!… а вот это… а вот это попробуйте…» - обернулась совсем другим – скандалом, поддержкой по всему интернету неравнодушных русских людей. Всем, кто поддержал, кто откликнулся на призыв Штурмновостей, звонить и выражать свое отношение к происходящему – еще раз спасибо. Мы уже не раз опробовали эту систему оповещения – когда в дежурную часть звонят соратники со всех концов света и выясняют в чем дело… Вот теперь на собственном опыте еще раз сами убедились в ее эффективности.

DSCF0261 Но осадок остался… И горький смех, как виртуозно «конторские» подставили как всегда «пентов», сделав крайними и оставив в состоянии расхлебывателей своих нелепых рапортов (особенно порадовала причина задержания – «пытался скрыться в толпе», как видно из фотографии, наверно в толпе полицейских… каким образом? Сделав лицо, как у полицейского? Как можно скрыться в их толпе? От чего?) На том месте, где в рапортах полагалось вместить наши объяснения, почему-то вдруг во всем ОВД резко закончилась бумага: а вдруг все же она не стерпит такого блокбастера… И на рапортах было написано то же самое что и в объясниениях для следователя ФСБ – сплошь один пометки: в каком месте они составлены неправильно, где противозаконно, что не зачитывалось, где не поставлена дата, и так далее, на сколько хватало места на полях… (на третий день после этого цирка в компьютерной базе этого самого ОВД не было ни следа задержания, ни одной фамилии, НИ-ЧЕ-ГО).

Даже сегодня, через десять дней после того как нас отпустили – ОВД больше напоминает то ли выжженный дом, где «все ушли на фронт», то ли наоборот ферму страусиную, где все попрятались от вопросов – а где документы по задержанию, хотелось бы посмотреть… – и на звонки отвечает пищание факса, символизирующее, что голова где-то вне зоны доступа, а вот что-то торчит, другая часть тела… Поскольку суд в понедельник 8 октября с утра отверг все эти документы, как ненадлежаще составленные (что было в суде установлено опять благодаря адвокату Першину), то возникли и вопросы – а что это было вообще? Видимо мало капитану Домашеву выговора за задержание Каспарова… Нужно теперь от националистов что-то заработать… Опять в голове песенка – «как вам только не лень, в этот солнечный день»… Ну и так далее. Возможно, в качестве подарка кому-то на день рожденье 7 октября решили сделать… Чтоб не смели… Чтоб вот «день рожденька» – а вот и «печенька» в виде провокации против неугодного полковника и его соратников…

Провокация получилась у них против самих себя. Как событие, свидетельствующее о полной профнепригодности всех структур, называемых «силовыми» и служащих «безопасности». Перерождение завершено. Безопасность кремлевской кучки за зарплаты охраняется ревностно без всяких приказов – когда скажут тогда и охраняется, каким способом скажут – таким и будет (разумеется, в рамках бюджета). Ведь если бы на самом деле была нужна такая «нулевая» «объяснительная» – ну подойди ты, скажи спокойно, всего-то пару слов… Зачем напрягать людей… Логика событий говорит о другом – хотели масштабной стычки, чтоб с дракой, с кровью, с разбомбленным метро, порвали два баяна… Настоящий новый год хотелось разработчикам «операции». Только уж больно сильно руки тряслись. У оперов. У следователей. У тех, кто просил наших женщин, – «только не пишите ничего, не надо выяснять почему все было как похищение, какие такие скрученные номера»… У тех, кто быстро слинял… Ведь воскресенье все же.

2472fb9201a7 Сценарий старинный. Еще в 2006 году в Сыктывкаре мы получили разрешение на проведение Русского марша. Тогда уже другие опера, клоны этих, въехали в собиравшуюся на разрешенное шествие колонну людей – на УАЗике. Так же ровно в выходной вдруг потребовалось именно в этот момент меня допросить тогда еще РУБОПу, уже беременному отделами «Э» и «Т»… Ну и так далее по алфавиту… Тогда маму, монахиню матушку Елену в полном монашеском облачении, в день иконы Казанской Божией матери, вот такие же серые лапки – кинули на землю, в лужу. Тогда еще похватали сотни людей – просто на ровном месте. За то, что русские.

Дежа вю. Сбой в Матрице. Она, «матрица-химера-опухоль», выдумать ничего не может. Только слепо повторят один и тот же сценарий – давить и не пущать.

И на этот раз, мама, матушка Елена, звонила мне, ровно тогда, когда я был уже в ОВД. Не стал говорить, где я, думая, что порвем рапорта по-русски, спишем на недоразумение и разойдемся. Чтоб не беспокоить ее ничем, никакими плохими для нее новостями (для нас-то это стало нормой, ничего страшного в этом нет, борьба есть борьба). Но ведь мама-то переживает. Все равно узнала. За ночь сделала и плакат, и листовки напечатала, и с утра уже вышла. Помогло. Помогло каждое действие неравнодушного русского человека. Спасибо еще раз всем.

Дальше скоро будет суд и разбирательство – что это было. 12 октября, как нам написали в квиточках о явке – мы пришли к суду. И он ожидаемо не состоялся. На сегодняшний день в суде ни одной бумажки. ОВД отмалчивается. Штурмновости – «правда, ведущая к действию!» – оперативно сообщат где, когда и что будет происходить. И как действовать. Мы это так не оставим.

Еще раз они показали свой страх. Боятся полковника Квачкова. Боятся русского возрождения. Боятся самоорганизации людей. Боятся правды и людей, которые ей следуют. Боятся, что на нашей стороне как раз закон, высший – Русская правда. Боятся за мундиры и кормушки. Боятся за ответственность. Боятся, что период безнаказанности давно закончился. Боятся, что их уже никто не боится, и что простые русские люди уже отбивали и отбивают своих, и будут дальше отбивать, и еще стыдить их за слепое прислуживание рабское и пособничество. Боятся, что всем уже видно, что никакая они не служба ничьей безопасности, а контора «чего изволите». Боятся неизвестности – а как это жить по справедливости… Не понимают, что это не страшно. Не верят еще, что русский народ справедлив, что наказывает только виноватых, соответственно их провинности. Видят, что мы не боимся, и не понимают, что нами движет, не ведают еще другого страха – за будущее русских детей, которым надо передать не беспризорность среди таких вот дубинок и дядей, а чистую страну, где все справедливо. Где не гнобят таких, как полковник Квачков. С которым вроде как снова поздоровался – хоть одна ночь на шконке, за которую многое вспомнилось.

Они только подтвердили нашу правоту. Своим страхом. Получилось как в «Кавказской пленнице» - «кто нам мешает, тот нам поможет». Страхом своим помогли многим рассказать об акции в защиту полковника Квачкова и многих других русских военнопленных. Может, кто не знал, но благодаря такой услуге – разлетелась весть по стране.

«Русский русскому помоги!» – пела Юля Андреева на митинге. Может, кто и из них услышал. И в решительный час не будет бояться неизвестной, новой Руси, которой не знает пока. Где помогают друг другу. Многие просто боятся неизвестности, а надо ее попробовать. Придется нам многое подправлять – немного неправильно в Юлиной песне, не «окаянные» будут дни, а наоборот, благодатные. Дни без страха. Дни наступающего мира. Тогда наоборот будет страшно другое – как ты мог так слепо прислуживать… и кому… тем, кто утопил и Крымск, и «Курск». И кто сам, поди, боится смертельно утонуть, потому и за амфорами ныряет, испытать – каково это… Вот это не лечится точно. За Курск. За Крымск. За тех, кто был в Крыму утоплен в баржах. За каждую русскую душу, кто сейчас по тюрьмам да лагерям – придется отвечать. Обязательно.
К тому идем.



Задержание.



Задержание. На 30-секунде как раз та самая КШМ-ка, стоит прикидывается полевой кухней.



Каратели режима. Запомните их лица. На 29 секунде - капитан Домашев. На 2 минуте - курит в сторонке в коричневой куртке лейтенант ГУ МВД по ЦФО Пузаков Максим Валерьевич, рядом с ним еще струдник - те, кто сопровождал и скручивал номера...



Мамин пикет 8-го утром, когда мы еще были в ОВД.



8 октября, после 4-х часового ожидания около суда, благодаря квалифицированной работе адвоката Першина Алексея Владимировича, всех выпустили из под стражи.



Выступление Юлии Андреевой на митинге.



Собственно. из-за чего видимо весь "сыр-бор", выступление на митинге.