?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Previous Entry Share Next Entry
Семь главных каналов в стране принадлежит государству или его друзьям. Нечего рыть. Не на что рассчи
roma987 wrote in mejdurechensk
Пишет Piligrim_67  piligrim67.blogspot.com/2011/01/blog-post_2019.html

– Вам довелось пообщаться и с Борисом Березовским, и с Рупертом Мэрдоком. Как это было для вас? Как их можно сравнить?


– Меня пригласили в новый холдинг, я подошел к этому с чистого листа. Мне нужно было быть уверенным в том, что никто меня не будет заставлять заниматься политикой. Я просто и внятно объяснил: если что я и умею делать, то – радио, ориентированное на молодежь. Поэтому мухи – отдельно, котлеты – отдельно: я нужен для того, чтобы станция зарабатывала деньги. Я не буду проводником никаких политических кампаний или стратегических подспудных пиар-влияний. Мне нужно было услышать это из первых уст. И, как только мне произнесли предложение, я сказал, что хочу встретиться и с тем, и с другим учредителем. Мне это быстро организовали.
Я встретился с Борисом Абрамовичем, объяснил ему, что меня беспокоит. Он мне со свойственной быстротой ума тут же ответил (изображает): «Мишенька, секундочку, Вы же понимаете, что любое средство массовой информации – это уже политика?» Я сказал, что не согласен, и мы сорок минут проговорили на эту тему. Разговор закончился его «Хорошо, давайте пока останемся на этих позициях». Он принял то, о чем я его просил – чтобы все политические кампании осуществлялись без нашего радиохолдинга. И сколько лет я с ним работал, ни разу он не нарушил этого условия. Если он когда бы то ни было звонил по поводу «Нашего радио», это был либо восторг по поводу новой песни группы «Сплин», либо просьба послушать какую-то песню, которую он где-то слышал. Оставляя за собой как владелец право финального решения по всем спорным вопросам, он при этом ни разу не настоял на включении какой-либо песни в эфир. Что, в общем-то, для владельца любого СМИ уникально, и вызывает исключительное уважение.

Что касается Мэрдока, то я с ним познакомился, прилетев в Нью-Йорк. Был ему представлен, он был в компании с женой, превосходной восточной красавицей, которая явно имела на него определяющее влияние в ту пору. Мэрдок показался мне человеком, который не рассматривает тебя как абстрактную картинку какого-то невнятного сотрудника с другого конца земного шара. Он врубался в тему, знал, с кем встречается, он конкретно мне, Мише Козыреву, жал руку, спрашивал меня о том, что и как. И самое сильное впечатление на меня произвело то, каким взглядом он смотрел на кожаные джинсы своей жены. Он таким влюбленным тогда казался, что остальное его интересовало чуть меньше. Как показала жизнь, она оказалась его спутницей не только в личной жизни, но и в бизнесе, и исключительно успешной.

– Общение и с тем, и с другим было приятным?

– Абсолютно. При том, что за Борисом Абрамовичем вообще давно волочится искусственно создаваемый образ демона, дьявола и человека исключительно низких убеждений. Могу вам совершенно искренне сказать о своем опыте, как человек, который общается с ним уже больше десяти лет. Березовский – невероятный, талантливейший, влюбленный в жизнь, одаренный человек фантастической энергии, с которым каждая минута пребывания рядом доставляет невероятное наслаждение.
Что касается Мэрдока, я не могу судить о его личных качествах, потому что общался с ним в общей сложности пару раз. Очевидно было, что он – апологет авторитарного взгляда на вещи, при этом четко сознающего, что доллар останавливается в его кабинете. Мы не знаем, кто стоит во главе компании Disney или ВВС, но весь мир знает, кто руководит компанией News Corporation. Все знают Руперта Мэрдока. Его особенность в том, что он считает любое СМИ продолжением личности того человека, который его придумал и стоит во главе. Если вдуматься в этот принцип, то понятно, что наш «Первый канал», который есть в нашей стране, – это продолжение Кости Эрнста. И как только он уйдёт, это будет другой канал. «Рен ТВ», которое мы знали, было каналом Лесневских. В тот момент, когда они оттуда ушли, это прекратило быть телевидением Лесневских. Я – сторонник того же подхода.

– И, получается, что Березовский следил не только за своими политическими активами, но слушал даже ваш эфир?

– Ему ничто человеческое не чуждо. Вы не представляете: люди, которые имеют такое количество политики в своей жизни, мечтают расслабиться и отдохнуть от нее. Березовскому всё было интересно. Он участвовал в выпуске первого альбома Земфиры, принимал принципиальное решение о том, что первый релиз, который выйдет на нашем лейбле, будет ДДТ («Мир номер ноль»). Он принимал решение по тому, запускать ли фестиваль «Нашествие», переносить ли этот фестиваль в студию после того, как прогремели взрывы на фестивале «Крылья» в 2003-м году. Он принимал решение, делать ли марафон «SOSтрадание» по Беслану и делать ли «Кинопробы» в память Виктора Цоя.

– И этим не мешал, как обычно делают владельцы?

– Никогда. Он всегда внимательно выслушивал аргументы. Задавал вопросы, типа, почему я считаю, что группа «Ленинград» – это реальное явление искусства? Я объяснял, пересылал треки или завозил диск. Уже став взрывом в эфире, группа «Ленинград» была приглашена на наш корпоратив в ресторан «Прага». Что, к сожалению, закончилось неприятно, поскольку в какой-то момент саксофонист группы «Ленинград» решил помочиться в вазу. Вечеринка была сильно нарушена этим ходом событий. Ко мне тогда прибежала главный бухгалтер: «Там идут переговоры с нашими главными клиентами, а человек писает в вазу». Это был прекрасный музыкант Ромеро. Охрана его вывела. Я подошел к Шнуру: «Серега, они у тебя совсем, что ли, упыри?» «Миха, – сказал он, – зато вечеринка запомнится». Так оно и оказалось.

– А как вы смотрите на нынешних медийных владельцев?

– Никак. Я их мало знаю. Система владения масс-медиа частными лицами практически уничтожена. В тот момент, когда Гусинского заперли на три дня и отобрали у него НТВ, равно как и в тот момент, когда к Березовскому приехал Абрамович, и сказал: «Продай ОРТ, вот цена, и никаких переговоров не будет», все перешло в руки государства. Мы сейчас существуем в системе того, что семь главных каналов в стране принадлежит государству, в той или иной степени. Или друзьям государства, или попутчикам государства, или одноклассникам государства, или тренерам государства по дзюдо и горным лыжам. Нечего рыть. Не на что рассчитывать. Свет в конце тоннеля не предвидится. Одна гос-дуда, в которую все дудят. Ни на какую свежую музыку, волну или ветер мы рассчитывать не можем. Единственный проблеск надежды – в словах президента Медведева, который сказал, что государство не должно быть «владельцем заводов, газет, пароходов». Правда, там не было сказано «телеканалов» или «радиостанций»! Может, мы «проканаем» с газетами…

Программный директор «Радио «Максимум» (сентябрь 1994–май 1998), генеральный продюсер радиостанции «Наше Радио 101.7 FM» и радиостанции «ULTRA 100.5 FM» (август 1998–февраль 2005) Михаил Козырев