?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Вахта протеста у приемной Ядра. Медведев! Если ты не трус, приезжай, прими граждан. Мы ждем!
t_moshkin wrote in mejdurechensk
«Сначала я попыталась дозвониться до Филюковой, - рассказывает Ирина Калмыкова про события, произошедшие перед приемной ядра 30 июля (напоминаем, обычно общение единороссов с протестующими шло через г.Филюкову), - Однако дозвониться до Филюковой я не могла, мне выдавали «абонент вне зоны доступа».

Тогда я подошла к дверям «единой россии». Меня не пустили. Сказали, сидите, пока за вами не Филюкова не выйдет». Впрочем, охранник соблаговолил позвонить Филюковой, и у него она сразу оказалась «в зоне». Филюкова соизволила заявить: «Сказала через полчаса подойдите, я пока занята».
Read more...Collapse )




В давильне | Номер 26 (2013) | Литературная Россия
я
gadsjl_7 wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у gadsjl_7 в В давильне | Номер 26 (2013) | Литературная Россия
Оригинал взят у ivkonstant в В давильне | Номер 26 (2013) | Литературная Россия
Я редко хожу в суды, хотя всё больше моих знакомых и тех, кого я знаю и кому симпатизирую по их общественной деятельности, попадают в заключение.

Правда, нас всячески пытаются уверить, что подследственный, это ещё не осуждённый, но мы видим, что жизнь в СИЗО, скорее всего, тяжелее, чем в колонии. Может, у подследственного больше надежды на обретение свободы, чем у того, кому приговор вынесен, хотя вряд ли: оправдательных приговоров в последние годы почти не случается.
Достаточно разок побывать в здании суда, чтоб убедиться – они не храмы правосудия, а почти те же тюрьмы. Входишь, обшмонанный, и попадаешь в длинные коридоры, по которым ходят-бродят, болтая дубинками, судебные приставы, очень похожие на надзирателей. «С дороги!.. Съёмка запрещена!.. К стене!.. Воды нет!..» Формально свободный, за стенами этого учреждения чувствуешь себя потенциальным обитателем мёртвого дома. Вот шагнёшь не туда, достанешь фотокамеру, и повезут тебя в камеру тюремную…
Весной я решил побывать на заседании по делу Леонида Развозжаева. Заседание проходило в Басманном суде города Москвы. Приехал вовремя, постоял на крутой лестнице в очереди на досмотр… Во время досмотра охранник, покопавшись в сумке палочкой, среди запасных зажигалок, блокнотов и прочей мелочёвки, разглядел красную корочку.
– Адвокат? – насторожился он.
– Нет.
– А кто? Что за удостоверение?
– Член Союза писателей.
– Журналист? – настороженность охранника сменилась тревогой.
– Не совсем.
Пропустили.
В узком коридоре стояли люди. Десятка три. Мест на жёстких лавках хватило единицам. Остальные мялись вдоль стен. Я тоже стал мяться.
Часа через полтора захотелось курить и пить. Спросил у охранников, есть ли где выпить воды. Они удивились такому вопросу, даже дар речи не сразу обрели. Наконец сообщили, что нет.
Долго не решался выйти на улицу. Но – вышел. Покурил, нашёл ларёк, купил воду. Тут же открыл, сделал несколько глотков. Вернулся.
Снова досмотр. Увидели бутылку. Оказалось, с открытой – нельзя.
– Да я только что выходил. Ещё спрашивал у вас про воду!.. Можете понюхать – простая вода. «Бонаква».
Пропустили, как будто сделали великое одолжение.
Снова ожидание. Долгое, изматывающее… Тем, кто слишком часто курсировал меж зданием и улицей, говорили:
– В следующий раз можете и не войти.
И тут одна из дверей открылась, в коридор быстро вывели Леонида Развозжаева и в тесном кольце конвоиров почти поволокли вверх по лестнице. Прямо как какого-то маньяка-людоеда.
Люди даже опомниться не успели, а когда опомнились и ринулись вслед за ним, путь им перекрыли охранники:
– Стоять! Нельзя!
Выждали минут десять и тогда уж пропустили.
Я не был в числе первых, поэтому когда добрался до того зала – крошечного кабинетика, – в котором должно было начаться заседание, все две или три лавки в нём были заняты… При мне пропустили лишь парня, который махал какой-то карточкой и кричал:
– Пресса, пресса!
Я пожалел, что не подтвердил во время первого досмотра, что я журналист. Может, сидел бы сейчас в зале, и всё бы увидел, услышал… Хотя как тому, кто пробует писать прозу, и в таком положении есть свои плюсы – я видел оскорблённых людей, оставленных в коридоре, слышал их слова про наши суды и про всё прочее. А потом поехал домой. Смысла долго торчать перед закрытыми дверями не было. Всё ясно.
С тех пор прошло месяца два, и я снова оказался в суде. На сей раз в Чертановском и не совсем как частное лицо. Я выступил поручителем по делу Даниила Константинова, оппозиционного активиста, которого (первым) обвиняют не в чём-то бредовом, вроде организации восстания в Калининграде, а в конкретном убийстве.
Была надежда, что ему изменят меру пресечения. Домашний арест вместо камеры СИЗО в протухшей, туберкулёзной Матросской тишине…
О Данииле Константинове я узнал году в 2008-м, когда было создано яркое, но мгновенно погасшее движение «НАРОД», объединившее Алексея Навального, Сергея Гуляева, Захара Прилепина, Петра Милосердова… Константинов был не на виду, но явно среди активистов. Позже он стал лидером движения «Лига обороны Москвы», которое, судя по всему, было способно объединить умеренных националистов… Но тут его арестовали. За убийство.
Read more...Collapse )
Роман СЕНЧИН.

http://www.litrossia.ru/2013/26/08117.html


Призыв мой к братушкам, русским людям полицейским и омоновцам, не забирать Деда в лимонмобиль!
я
gadsjl_7 wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у gadsjl_7 в Призыв мой к братушкам, русским людям полицейским и омоновцам, не забирать Деда в лимонмобиль!
Почему они так бьются с нами против соблюдения 31 статьи закона, понять йа не могу(

Забирать всемирно известнейшего знаменитого писателя Эдуарда Лимоова только за то, что он выходит на Триумфальную площадь, защищая закон?
Совсем деградировали? Ребята, не делайте этого позора и глупости!
Что властью руководит? Их действиями?

Полицейские и ОМОНовцы, прекратите потакать закон нарушающим!
Не забирайте людей с Триумфальной сегодня) и в других городах. Люди требуют соблюдения закона. За что здесь забирать? Чего бояться? Не забирайте людей!

Слава России!


т у limonov_eduard в Про сегодня
"Власти Москвы заявили, что акция оппозиционера Эдуард Лимонова и его сторонников на Триумфальной площади в среду не согласована и будет пресечена полицией," сообщает Итнерфакс.

"...столичные власти заявили, что все участники несанкционированного митига будут задержаны", - сообщение "Эха Москвы".

Мои комментарии : Акции по 31-ым дням не есть исключительно акции  Э.Лимонова и его сторонников. Тут столичные лукавят.

Увы,Константин Косякин, представляющий "Левый Фронт" в оргкомитете "Стратегии-31" к сожалению, тяжело болен, состояние его неподъемное, он в больнице в настоящее время. Его товарищи по Левому Фронту  ожидаются.

Владимир Буковский  имеет большие проблемы с документами, при получении доступа на территорию России. Как известно, заслуженный диссидент, демократ Буковский,-  жесткий критик росийских властей.

Два других заявителя, Э.Лимонов и Л. Цария регулярно задерживаются правоохранительными органами на Триумфальной.

Теперь про "все участники будут задержаны", - это запугивающая фраза, также как и  фраза "будет пресечена полицией", она служит для того чтобы вас запугать.
На самом деле куда полиция будет всех задерживать, - малопонятно.
За понедельник и вторник полиция уже задержала около тысячи человек на московских рынках.
На самом деле уже при количестве задержанных в 500 человек, емкости  ОВД  едва выдерживают.

Я приду, у меня есть долг,обязанность.
Преступления мы не совершаем, Конституция России  не исполняется, следует добиться её исполнения, в частности статьи 31-й.



Требую и прошу не делать глупого и ничтожного! Не задерживайте людей сегодня! Слава России!
я
gadsjl_7 wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у gadsjl_7 в Требую и прошу не делать глупого и ничтожного! Не задерживайте людей сегодня! Слава России!
Сергей Собянин! Майоров! Генералы, майоры, полковники! Губернаторы и мэры!

Прислушайтесь к голосу совести и разума,
зачем вам забирать людей 31-ого?
Что это меняет?

Кроме того, что демонстрирует преступную защиту нарушения закона?

Не ведитесь на поводу у деградантов и врагов России,
будьте людьми,
любите народ свой и Родину!

И себя не подставляйте! Не позорьте!

Забирать людей 31-ого глупее глупого и стыднее стыдного! стыдоба!

Что уж такого страшного они делают, гуляя по площади и требуя всего лишь соблюдения буквы закона РФ?

Эт ж глупее глупого, это кто-то намеренно выставляет вас дураками. Вы же не идиоты?

Всё равно люди найдут способ собраться и обсудить проблемы.
И у нас и у вас проблем сейчас масса, их без сходов и собраний не решить.
А задерживать людей со сходов и собраний народных значит идти против своего народа. Против своих же родных и любимых людей. Не делайте этого! Остановите идиотизм! Будьте людьми! Будьте гражданами России! Людьми, любящими свой народ, землю! Не допускайте распри в народе.

Слава России!


наши всегда правы?
roma987 wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у a_samovarov в post

К каким выводам приходишь на автомате, анализируя эту ситуацию с дагами и милиционерами на рынке и после рынка?

1.       Полным ходом у русских идет формирование бытового этнического национализма, возвращаются прежние формы племенного отношения к событиям. Помните вопли незабвенного Кургиняна о племенном характере уменьшительного русского национализма? Так вот власть, включая самого Кургиняна, сделала зачем-то все, чтобы эти племенные инстинкты вернулись. Этот племенной национализм, свойственный жителям Кавказа, передается и русским. Смысл его простой – наши всегда правы.

2.       Милиционеры и кавказцы равно ненавидимы населением.

3.       Вера в то, что хоть какая-то «правда» может существовать во власти или правоохранительной системе практически уничтожена. И вера эта уничтожена деятельностью самой власти.


Хорошо это или плохо? Это закономерно. Но у меня, который простой русский, неимущий и безработный, есть вопросы как у историка.

Является ли нынешнее предельное для мирного и относительно сытого времени озлобление продуктивным? Может ли из него что-то вырасти положительное?

Не знаю. С нами же играют не первый год, и даже не первое десятилетие. Чтобы опять поверить хоть во что-то русской нации придется сделать колоссальное усилие.