?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Штурмновости.ИНФО Полковники Квачков и Хабаров: дела абсурдные, а срока реальные! А.Першин, Ю.Екишев
Пара Беллум
ekishev_yuri wrote in mejdurechensk
Штурмновости.ИНФО Полковники Квачков и Хабаров: дела абсурдные, а срока реальные! А.Першин, Ю.Екишев



Протокол судебного заседания по делу полковника Квачкова… как бы уже был готов 1 марта… но получить его все еще нельзя! Это безобразие и беззаконие с протоколом «не первой свежести» будет еще длиться до начала следующей недели. Без ознакомления с протоколом невозможно полностью подать апелляцию. А на это уйдет далеко не один день, поскольку в нем около 700 листов. Каждая такая деталь – только подливает масла в огонь недовольства народа. Люди со всей страны, и даже со всего мира возмущены этим судилищем над русскими офицерами, полковником Квачковым, полковником Хабаровым и их соратниками. Хабарову несколько «повезло», что в екатеринбуржские воды ну никак не впишется эскадра подводных лодок, которую впихнули в приговор полковнику Квачкову. Да и видимо там местного закулисного чубайса не нашлось, чтоб курировать приговор. Оттого и по тому абсурдному обвинению полковника Хабарова срок поменьше. На примере этих дел люди уже видят и готовятся к переменам в стране. Так жить нельзя!

Спорная ситуация
roma987 wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у estitov в Казаки устроили цензуру в Крымске, но неспособны выйти в эфир
Вот к чему привела политика кубанского губернатора Ткачева.

Толпа так называемых казаков явилась в телерадиокомпанию "Электрон" города Крымска.

Они пожелали видеть главного редактора. Потому что казаков не устраивает то, что говорит по радио "Электрон-FM" ведущий Валерий Донской.

Ведущий проявил мужество и вышел к толпе. Это поступок мужчины и журналиста.

Он предложил казакам выйти в прямой эфир и пообщаться. НО КАЗАКИ ОТ ЭФИРА ОТКАЗАЛИСЬ!

Как стаей травить журналиста, так они смелые. А как в эфире сказать, так обкакались.

Ведь для того, чтобы говорить в эфире, нужно обладать образованием и культурой.

К слову сказать, город Екатеринодар в свое время построили не казаки, а приезжие зодчие из Питера и Москвы. А казаки строили примитивные халупы.

Вобщем, смотрите. Прошу распространить видео.


"Московский шелк" идет в нападение. Переговоры с жильцами прерваны. Новые дела о выселении жильцов!
t_moshkin wrote in mejdurechensk
В пятницу Заседание №1 15 марта 2013 г. в 11.30в зале судебных заседаний №5
Хамовнического районного суда состоится судебное заседание по иску ЗАО "Московский шелк" к Лазутиной И.И.

Заседание №2 15 марта 2013 г. в 15.00 в зале судебных заседаний №3
Хамовнического районного суда состоится судебное заседание по рассмотрению Заявления "О прекращении исполнительного производства" по выселению жильцов.

Приглашаются журналисты,
а также все желающие поддержать незаконно выселяемых жильцов
из их единственного жилья!

ПродолжениеCollapse )

Дополнительная информация
8-919-105-59-23 Юлия
8-916-737-10-33 Александр


У вас же детей не вырвать!
starshinazapasa wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у starshinazapasa в У вас же детей не вырвать!
IMG_0004

Как вы знаете, у моей мамы приемная семья. Она опекун шести детей-сирот. Первый ребенок, появившийся в нашей семье, был приемным. Второй - тоже. И только третья - своя.
До рождения дочери мы жили все вместе. Сейчас девчонки с мамой живут отдельно. Потому что взять ребенка под опеку из детского дома можно только при наличии двенадцати метров на человека. А если в приемной семье дети разных полов - то у них должны быть и разные комнаты. То есть - нету трешки, дети остаются в детдоме.
Может быть, столько детей у нас и не появилось бы. Но у одной образовалась двоюродная сестра, у той - другая, у той - родные сестра и брат… Ну не оставлять же, в самом деле, их в детдоме. И по цепочке они все перетянулись в наш дом. Так вышло, короче говоря.
Время от времени, слушая этого ублюдка Астахова и эту сволочь Лахову, мне хочется сесть и написать все то, то я знаю про наши детские дома.
Про то, как дети не знают, что яйца можно жарить. Про панкреатит в шесть лет. Про отсутствие жевательного рефлекса, потому что твердой пищи в рационе не было. Про поголовную умственную отсталость. Про то, как ребенок не говорил до семи лет. Про то, как ребенок в четырнадцать не знал о существовании винограда. Про то, что они не способны сменить белье без напоминания. Про то, что детдома выпускают не совершеннолетних людей, а материал для колоний, бомжовок и помоек. Про взрослый набор болезней, который у нормальных детей не может быть в принципе. Про то, как одна биологическая мать допилась до такой степени, что у неё троих детей забрали в детдом, а она взяла и родила еще шестерых - и сейчас опять бухает и сидит на пособии, как многодетная мать...
Время от времени я пишу. Небольшие - не заметки даже, а так, высказывания вслух.
Но этого, конечно, недостаточно. Я вижу это по комментариям.
Друзья мои, вы действительно не представляете себе, какими дети выходят из детдомов.
Мне пишут - Аркадий, а вдруг она прочитает это в ФБ и обидится?
Какой Фейсбук, друзья мои? Ребенок в четырнадцать лет не знает, что такое виноград. Ребенок в четырнадцать лет не знает, что такое снегокат. Какой фейсбук? Вы о чем?
Мне пишут - тогда прочитают её одноклассники.
Не прочитают. У неё нет и не может одноклассников. Она не в состоянии учиться в школе. Она не в состоянии общаться с обществом. Она не в состоянии войти сейчас в обычный класс. Они все первый год-два-три могут быть только на домашнем обучении. Они абсолютно, совершенно не социализированы. Вы представляете что будет, если девчонку из липецкого детдома запустить в класс к пятнадцатилетним московским обеспеченным детям с десятком гаджетов в кармане каждый? Они убьют её за две недели. Они заклюют её просто. Её минимум год надо готовить к выпуску в мир. Минимум. И если шестилетняя Ритка за год социализировалась практически полностью, то девятилетней Кристине понадобилось уже года три, наверное. Сколько понадобиться четырнадцатилетней Свете - я не знаю. Я вообще сейчас не уверен, что её можно еще социализировать. Не уверен, что процессы не стали необратимыми.
Мне говорят - она обидится. Не обидится. Она не в состоянии обижаться. Чтобы обижаться - надо, чтобы внутри было то, что можно обидеть. Здесь же нравственная и душевная атрофия - абсолютная. Абсолютная. Там личности не существует полностью. Её нет. Вообще. Даже в зачаточном состоянии.
Её просто невозможно обидеть. Нечего просто.
Если ребенок пробыл в детском доме лет до двенадцати-тринадцати - все, он становится маугли. Нравственная олигофрения полная.
Сейчас - вот в данный момент - я смотрю, как Светка играет с моей шестилетней дочерью, со сверстниками она общаться пока не в состоянии - и я вижу, что девочка шести лет, жившая в семье, на порядок более развитая, чем девочка четырнадцати лет, жившая в детдоме. Катька в этой паре сейчас - старшая.
Но зато американцам не отдаем.
Сейчас вот Людка со Светой накрывают на стол. Люду взяли в семь лет. В этом возрасте она не разговаривала. Не разговаривала!
В семье она шесть лет. Сегодня этот ребенок знает ноты и умеет играть на пианино. По виду - вполне себе обычный ребенок из нормальной среднеобеспеченной московской семьи. Чистенькая, аккуратненькая, хорошо одета, даже вкус в подборе вещей есть, по дому может работать. Вытянула счастливый билет девчонка.
Светка у нас два с половиной месяца. До четырнадцати лет - в детдоме.
Смотрю я сейчас на них вместе…
Ммать, во что же наших детей детдома превращают-то…
Это два разных вида человека. Страшно. Реально страшно.
А, к черту. Не хочу об этом писать. Потому что эта тема вызывает у меня желание не писать, а - расстреливать. Нельзя так с детьми.
Но вот моя мама слушала-слушала этого Астахова с этой Лаховой, слушала-слушала…
И вчера приносит стопку исписанной от руки бумаги. Двадцать три листа.
Это не открытое письмо, не статья, не обращение.
Это то, что называется "достали".
Когда интеллигентный человек садится и пишет вот такой вот рваный текст без начала и конца.
Короче - письмо моей мамы о ситуации с приемными детьми.
Читайте.

Read more...Collapse )



Лжесвидетельские показания по делу приморских партизан
roma987 wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у gg_hohia в Лжесвидетельские показания по делу Приморских Партизан под давлением полицаев
3

Алексей Хомутков, один из свидетелей обвинения по делу приморских партизан, шокировал участников процесса. Он заявил, что дать показания в пользу обвинения его заставили сотрудники ОРЧ.
Со слов Алексея Хомуткова, сотрудники ОРЧ принудили его оговорить одного из подсудимых – Александра Ковтуна. Свидетель Хомутков желал пояснить присяжным, какие показания следует считать правдивыми. Но судья потребовал немедленно прекратить допрос свидетеля, не дав ему окончить свое признание.
Со слов другого свидетеля, в 2010 году давление оказывалось на многих парней из поселка Кировский. Их забирали в местное отделение милиции, где пытали и избивали, заставляя сказать о месте нахождения приморских партизан, тогда находившихся в розыске.

Давление на свидетелей

Мать Алексея Никитина на допросе в суде заявила:

– Мой сын получил травмы, побывав в милиции... Я думаю, что именно заявление Алексея в отношении сотрудников милиции послужило дальнейшему повороту событий. Он оказался на скамье подсудимых.
После допроса Ольги Вячеславовны Никитиной в зал судебных заседений пригласили свидетеля обвинения Алексея Хомуткова. Он говорил, что якобы в 2008-2009 годах он два раза договаривался через Александра Ковтуна о приобретении конопли и гашишного масла. Но показания, данные свидетелем Хомутковым на предварительном следствии в первый раз, отличались от тех, которые он давал в зале суда.
В первый раз Алексей Хомутков давал показания в РОВД города Петропавловска-Камчатского. Адвокат Елена Мыльникова напомнила:
– При первом допросе свидетель Хомутков уверял, что никогда не обращался к Александру Ковтуну с просьбой помочь приобрести наркотик и никаких денежных средств за приобретение наркотика не выплачивал. Сейчас свидетель говорит обратное.
Из показаний свидетеля, он, Алексей Хомутков, 20 января 2010 года был задержан с наркотиком. После задержания наркотик изъяли, а Алексея заключили под стражу. Не так давно Алексея Хомуткова освободили по УДО.
– Скажите, показания, которые вы давали сейчас, противоположные первоначальным, напрямую зависят от УДО, которое вы получили? – прокурор Объедков просил объяснить, почему Алексей Хомутков давал такие показания.
Свидетель обвинения ответил, что причиной тому – встряска «мозгов», которую ему устроили, когда забирали в ОРЧ (оперативно-розыскную часть) на ул. Карбышева.
– Правдивые показания, – продолжил свидетель Алексей Хомутков, – я давал в следственном кабинете № 304 в ГУФСИН России по Камчатскому краю. В 2006 году я познакомился на футбольном матче команды «Луч» с Андреем Сухорадой. А в 2007 году мы впервые встретились с Александром Ковтуном на стадионе «Динамо» во Владивостоке, тоже во время футбольного матча. У нас сложились приятельские отношения. Александр не был причастен к сбыту наркотиков, мне ничего об этом не известно. В 2009 году, приехав во Владивосток для того, чтобы купить мотоцикл, Александр Ковтун остановился на моей съемной квартире. Я помог ему в покупке мотоцикла.
– Вас привезли для дачи показаний в отношении Александра из мест лишения свободы в ОРЧ? – спросила адвокат Моисеева.
– Да, я давал показания после того, как сотрудники ОРЧ применили ко мне силу. Они говорили, что все происходило именно так, как они говорили, наталкивая меня на лживые показания. Сотрудники ОРЧ сказали, что есть люди, которые все подтвердили и если я не скажу, как они того требуют, то мне будет худо.
– В таком случае, – спросил судья Грищенко, – почему сейчас даете такие показания?
– Такие показания сказали дать правоохранительные органы, пообещав, что если я ослушаюсь, то пойду как соучастник.
– Но говоря правду, я боюсь за свою безопасность, – продолжил свидетель. – Я только что освободился из мест лишения свободы. И если я буду говорить не о том, о чем меня просили, то в дальнейшем у меня будут большие проблемы.
Адвокат Н. Рассказова объяснила, что сторона защиты может обратиться к суду с просьбой о применении к свидетелю мер защиты.
– Прошу исключить последующие протоколы допросов свидетеля Алексея Хомуткова, – заявила ходатайство Елена Мыльникова, адвокат Александра Ковтуна, – поскольку мы выяснили в ходе судебного разбирательства, что последующие показания свидетеля не являются правдивыми. Свидетель пояснил, что давал эти показания под принуждением, после применения психологического воздействия.
Но судья, согласившись с прокурором, отказался исключить протоколы допросов А. Хомуткова, которые, с его слов, являлись ложными. Судья Грищенко сослался на то, что свидетелю при допросе разъяснялись процессуальные права и он предупреждался об уголовной ответственности.
– Мы будем оглашать все протоколы допросов свидетеля Хомуткова перед присяжными заседателями, пусть они сами решают, какой из них верный, – высказал свое мнение судья. (Но ведь если к свидетелю применялись меры психологического и физического воздействия, то данное доказательство получено с нарушением закона. Почему суд не исключил его из числа доказательств, которые рассматриваются перед присяжными заседателями? – прим. авт.)
Затем свидетелю Алексею Хомуткову в присутствии присяжных заседателей задали вопросы. В прошлом свидетель работал помощником капитана, многие месяцы пребывал далеко от суши – в море. Отвечая на вопрос адвоката Мыльниковой, Алексей Хомутков упомянул, что с сентября 2009 года до дня его задержания, 20 января 2010 года, он находился в рейсе. Однако по протоколам, которые сторона защиты просила исключить из числа доказательств, Алексей Хомутков якобы договаривался с А. Ковтуном о приобретении наркотиков, а потом покупал их в декабре 2009 года. Если свидетель находился вдали от приморской земли, такое невозможно.
Свидетель пожелал сделать заявление перед присяжными заседателями, рассказать о методе получения показаний, а также о том, какие показания являются достоверными. Но судья провозгласил, что допрос окончен и просил никаких вопросов больше не задавать.
После того, как присяжные удалились, Алексей Никитин просил занести в протокол судебного заседания замечание:
– Суд всячески не дает огласить свидетелю правдивые показания. По свидетелю явно заметно, что он запуган. Но где гарантия, что в суд не придут еще такие же свидетели, которых запугали или пытали в ОРЧ, а суд не даст им возможности сказать правду?

Кто крышует наркодельцов?

Затем в суде дал показания свидетель Александр Никишкин, который хорошо знал подсудимых.
– Ближе всего я общался с Александром Ковтуном и Алексеем Никитиным, хотя с Андреем Сухорадой и Алексеем Сладких у меня тоже сложились дружеские отношения. Мне известно о случае, когда милиционеры вместе с теми, кого они крышевали, устроили бойню в гараже Алексея Никитина.
У моего хорошего знакомого В. случился конфликт с местным жителем Поберием. Поберия и его друзей крышевали милиционеры, он держал постоянно связь с милицией. Но приходили они не для того, чтобы разрешать конфликт и просто разговаривать, они стреляли и избивали. В тот день, когда состоялась встреча В. и Поберия, приехали, в том числе, и сотрудники милиции. Они принялись стрелять из оружия, и все разбежались в разные стороны.
Часть людей, убегавших от стрельбы, среди которых были Сухорада, Лесников, Шамин, А. Ковтун, спряталась в гараже у А. Никитина. Но милиционеры вместе в людьми Поберия выломали двери гаража, избили очень сильно тех, кто находился в гараже. В гараже после этой бойни остался беспорядок – валялись разломанные вещи. Сухораду после избиения увезли в больницу, потому что он находился в тяжелом состоянии.
Я знаю, что Андрея Сухораду потом друзья Поберия и их «покровители»-милиционеры вывозили на реку. На следующий день, когда Андрея Сухораду избили в гараже, а потом отправили в больницу, мы потеряли его: звонили на его мобильный телефон, но он был не доступен. Мы вместе с Александром Ковтуном пошли к его бабушке и увидели его в ужасном состоянии, избитым и изможденным. Он рассказал нам, что его избивали на речке милиционеры Безугленко и Скиба, а также приближенный к сотрудникам милиции Поберий.
Поберий под покровительством сотрудников милиции, прежде всего, Скибы, занимался сбытом наркотиков. Он часто хвастался, что у него имеется ментовская «крыша» и ему все пофигу, потому что ему за возделывание и распространение наркотиков ничего не будет. Поберий также рассказывал многим, как милиционеры обнаружили у него полный багажник конопли и ему все сошло с рук, потому что Скиба «уладил» вопрос.
После всех событий с нападением на мальчишек Скибу повысили в должности – он возглавил отделение милиции в Кировском районе.
– Что вам известно о Леоненко, который в тот день тоже находился в моем гараже? – спросил Алексей Никитин.
– Ему прострелили ногу из пневматического оружия, – продолжил Александр Никишкин. – По-моему, ранил его Скиба. Рану на его ноге я видел.
– Известно ли вам что-нибудь о роде занятий потерпевших Соловьева, П., М. и Н.? – вновь задал вопрос Алексей Никитин.
– То, что Соловьев по кличке Клещ занимался наркотиками, в поселке Кировском знали многие, – сказал Александр Никишкин. – Остальные трое постоянно держались вместе с ним и, как видно, занимались тем же самым – возделыванием наркоты.
Андрей Сухорада по поводу собственного избиения писал вместе со своей мамой заявления в прокуратуру и в милицию. У него после побоев милиционерами и их людьми все лицо было избито, казалось, нет живого места.
Но никаких ответов на жалобы Сухорады и его мамы не последовало. Их жалобы возвращали на места, а потом вызывали в местное отделение милиции. В результате говорили, что они могут никуда не писать, потому что все бесполезно, все равно вернут обратно.
Из-за того, что Андрей Сухорада писал повсюду жалобы, в его адрес постоянно сыпались угрозы. Ему твердили, чтобы он унялся и никуда не писал, иначе будет хуже. Мама Алексея Никитина тоже писала заявление в прокуратуру по поводу случая в ее гараже. Но никакого результата не было.
– Вы говорили, что в гараже находился еще и Шамин... А не помните, что с ним произошло? – продолжил опрос свидетеля Алексей Никитин.
– С Шаминым тоже приключилась своя история, – ответил Александр Никишкин. – Он живет на одной улице с Поберием и со мной. Когда он шел ко мне, то проходил мимо Поберия с друзьями. Увидев Шамина, Поберий принялся расспрашивать, куда он идет, не на встречу ли случайно. Шамин ответил, что нужно встретиться и поговорить, чтобы все обошлось без конфликта. Но вместо мирного разговора Шамина стали избивать. Судя по всему, у него было сотрясение головного мозга. Он жаловался, что его тошнило. Он тоже прятался в гараже. Когда милиционеры и их сообщники ворвались в гараж, то Шамина избивали то ли железной палкой, то ли трубой. После избиения у него была серьезная травма головы. Голову пришлось перевязать.
– Применяли ли в отделении милиции пытки к местным пацанам, когда осуществляли поиски тех, кто находился в розыске? – спросил Алексей Никитин.
– В поселок Кировский в тот момент приехало много сотрудников милиции и ОМОН. Для опросов в милицию вызывали многих. Ко мне приехали в пять утра и отвезли в отдел. Я знаю, что были многие другие, с кем сначала беседовали, а потом начинали избивать, требуя сказать, где группа кировских парней, которые в розыске. Они почему-то считали, что мы держим связь.

Против 68 м. Нижний Новгород.
mynameserg wrote in mejdurechensk
Оригинал взят у i_dimka в Против 68 м. Нижний Новгород.
Сегодня в 13:00 на Большой Покровской проходила серия пикетов против поднятия уровня воды в Чебоксарской ГЭС.
Участие приняло порядка 50 человек. Сотрудники правоохранительных органов не препятствовали проведению акции.

Поднятие уровня воды может привести к частичному затоплению некоторых жилых районов Нижегородской области.
В зоне затопления могут оказаться целые деревни и поселения.



Read more...Collapse )


Некомпетентный комментарий:
"Ну хотят поднимать воду, все затопит, наверно даже дома в Нагулино, а у меня в Просеки может быть оползень, и так по всем берегам. Нафиг надо, тем более бабки от этого пойдут челам которые владеют гэс! Ну и всякие выдры еще сдохнут от этого! Вот сайт водохранилиша http://otmetka68.ru агитирует за подъем. А вот инфа тех кто против подъема http://www.nnov.org/"



Русская правда, выпуск 33. Русская деревня или китайская плантация? В.Камышов, Ю.Екишев
Пара Беллум
ekishev_yuri wrote in mejdurechensk


Русская правда, выпуск 33. Русская деревня или китайская плантация?
В.Камышов, Ю.Екишев, Север России, с.Вотча


Жизнь в русской деревне – неспешная, задумчивая, постоянно трудовая. Тут все на виду. Общие радости, общая жизнь. Тут нет театра и показухи. Работа, труд, не перед кем «надувать щеки» - все свои. Отсюда во все века выходили самые выносливые воины. Отсюда выходили святые и ученые, трудяги и поэты. В век же спекуляции и коррупции, когда города набухли от полчищ этнокриминала и нелегальных мигрантов, менеджеров-родства-не-помнящих, гламурных метросексуалов и прочей нездоровой публики – непросто русскому человеку. Он привык жить не для себя, для общего дела – а спекуляцию и наживу на других таким делом назвать нельзя. Работа день и ночь в ожидании перемен – вот, что осталось. Химера подъедает осколки прежних, истинно-русских отношений между людьми. Война на уничтожение. На измор. Вот что чувствует русский простой человек, видя, что воцарилось в стране. Он пойдет не за партиями, не за политтехнологами, не за красивыми лозунгами. Он пойдет только за теми, кто принесет правду. Или так и останется выживать до смерти, в резервации на своей земле. Кто сможет поднять и мобилизовать русского человека действовать за правду – тот и победит вместе с ним. Тот, кто связан с ним без всяких «прокладок» и интересов, кто живет одной жизнью, и в ком нет фальши, кто ценит дружбу, а не проценты, дорожит взаимопомощью, а не местом на рынке.