?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Previous Entry Share Next Entry
НЕ НАВРЕДИ, или НЕ НАГУЛЯЛСЯ ЕЩЕ, ХОДОК?..
Екишев
yuri_ekishev wrote in mejdurechensk
Война бывает тихой и громкой. Прямой и скрытой. С видимым и невидимым врагом. В нашем случае диагноз неутешителен. Возможна смерть. Этноса. В первую очередь на войне страдают слабые. Дети и старики. И на это как раз ты зачастую глядишь в упор, и не видишь. Хоть очки заказывай. Ты еще шутишь, реагируешь на чьи-то шуточки… Но внутри – горько. Не как на свадьбе. Оттого, что эта радость – лишь прикрытие отчаяния.

Еще ты посмеиваешься, когда пьяненький старичок, которого играет Юрский, в который раз пытается выманить на выпивку: – Потом вышел врач, говорит: умерла, дедушка, твоя бабушка… Инфаркт микарда… Вот такой рубец… Вскрытие показало… Я ей говорю: Санюшка… Она мне: Митюнюшка… Я ей: Санюшка… А она мне: Митюнюшка!

Но куда ты денешься? Ведь неотшутишься. Пенсионеры. Вот они… Социальные сироты. Которых по разным подсчетам больше, чем после Великой Отечественной. И разрушения, потери – которые еще по подсчетам академика Лисичкина (см.«Черная приватизация») превысили в несколько раз материальные потери от той явной, тяжелой войны. И это подсчеты только на начальный этап войны. После развертывания приватизации.

Дальше больше. Формирование явных структур, поддерживающих режим социальной несправедливости. На цивилизационной войне меняются, плавятся, исчезают установки личности. Ты меняешься. Ты уже не тот, что в детстве. Не потому, что ты вырос. Потому что оставлены отношения, выкованные за сотни лет.

Это иной строй. Иной социально-этнический и религиозный порядок. Это разрушение мотивации к действию. Так что, страшную весть принес я в твой дом, зови детей… Ты с виду только тот, что был. Внутри – другое. И у других, что были рядом – во многом то же самое. И не бревном тебя шарахнуло по уху. А этой самой тихой, но очень действенной войной. Меняющей порядок жизни.

Война – это тяжкий труд. Ты не звал ее. Не хотел. Упирался, как мог. Праздновал, по любому поводу. Ну не пил, не пил я! Хотя повод есть… День взятия Бастилии впустую прошел.

Но она сама пришла. Как та, «сучка крашена»… Людк, а Людк… Тьфу, «деревня»…. И по-хозяйски распорядилась и твоими ресурсами, и твоей жизнью. Стронула с места. Уничтожила возможности того, кем ты мог быть, стерла ластиком возможности твоей реализации, будущего, перспективы. Ресурсы и капиталы – на запад. Внутри – неприкосновенность только для социально-близких. То есть для тех, кто умеет обворовывать, наживаться на чем угодно, на той же смерти, сколачивая капиталы на наркотиках, на откатах со строительства… Пусть падают мосты, пусть гибнут миллионы молодых людей… Это – для порабощенных.

Выстроена тоталитарная фирма. Новая Хазария. Химера. «Эффективность» которой в том, что, координируя методы управления, оно порабощает большую часть населения, и навязывает ему убеждения, мнения и поведение, не свойственные твоей истинной природе. Ты – внутренне, пересекаешь черту. Переступаешь то, что с детства казалось очевидным. Становясь преступником. Изменником.

Если же ты остаешься внутренне прежним – не сгибаясь, не сдаваясь – тогда все. Ты объект номер один. Придерутся к любой мелочи. Изгонят. Посадят. Прижмут. Применят силу. Их «государство» и есть реализация насилия, которое они с какой-то стати объявили «легитимным». Так получилось. И с тобой. И с заводами-фабриками. И  с землей. И с недрами. Другой порядок разлился по твоей земле. Как чернила – где-то пятнышками пошел. Где-то запачкал многих. А некоторые, как чернильницы – полны этого черного «добра». Готовы прижимать, давить, зажимать. «Ты – это сколько ты захапал».

Хочешь вырваться… Вещички уже подсобрал… Не за бугор, так в деревню, или в тайгу. А она, «сучка крашена», хоп! Куда! Ты такой, лепечешь: –  Зачем я тебе? Носки, рубахи стирать не умею… Дети вон страдают… Старики… молодежь невостребована… Куда-то в другие края подаешься… Придумываешь всякие поводы: – Матерюсь я ! И проигрываешь: –  А мне нравится, это пикантно…

Еще не все у тебя отнято. Недоприватизировано. Недополучено с тебя. Ты уже осознаешь, что нет и не будет тут справедливости. Надо обратно, к жене, к детям, к нормальному устроению власти… И – спотыкаешься о порог: –  Я не пущу тебя, Василий!...

Ведь чтоб возвращаться. К нормальному устроению общества. К нормальному управлению. Необходимо четко осознавать, что необходимо добиться соблюдения социальной справедливости, если ты хочешь гарантировать действие нового социального порядка. И он, этот новый социальный порядок, не может быть достигнут только благодаря более искусному и гуманному применению социальной технологии.

Ведь государственность рушится и восстанавливается, решая два вопроса спецификации – 1. Определения отношения к собственности. 2. И управления ею. Земский собор и ставит эти вопросы. Не потому, что они определяют жизнь общества в целом. Но потому – что с фундамента начинается строительство. И в дальнейшем, социальное устройство – тот, наш, славянский (русский) порядок, который ты носил, впитав его еще с младенчества в простых отношениях – получает свое достойное развитие. Привлекая всех. Каждую клеточку общественного организма (см. труды о Русском порядке).

Чего не может достичь ни одна из партий, являясь лишь по своему названию частью целого. Как бы она ни декларировала привлекательные черты «светлого будущего». Поскольку опыт последних исторических событий говорит о том, что не договорившись на берегу – общество и начинает испытывать потрясения, вызванные нечеткостью решений в этих вопросах. Что позволяет проникать тому, кто и есть сегодня твой главный враг.

Идея воплощения этого порядка. Твоя идея. Она и есть оружие. Она и есть то воинствующее начало, которым побеждают в войне. Не голыми же руками восстанавливают здания-то, ешкин кот. Как только режим почувствует силу, сразу начнется другая песня… Соблазнительная. Раз ты уже предолел страх и даже безденежье… Хочешь, я научусь печь пироги? Я их сама люблю… Все сама буду стирать, хочешь?

Только пусть останется прежний порядок – вывоз ресурсов и капиталов… Вот на это и надо смотреть. Пока под разговоры и смену фигурок, скачки курса долларов – этот поток не уменьшается, военная контрибуция и конфискация – значит, все идет по-старому…

Она, эта фирма по выкачиванию ресурсов и капиталов, может даже притвориться слабенькой, якобы зависящей от тебя: –  Выбери меня… Не убивайте меня… Мы из разных социальных пластов, но ведь нас судьба связала…У нас тут миллиардеры, ортодоксы в шапочках, силовики «тайного ордена»… Видишь. Как все красиво, грамотно, кто кроме нас…

И ты уж в сердцах: – Да какая судьба-то?.. По пьянке закрутилось и не выберешься… Сначала Ельцин пьющий, да и вся страна в паленом алкоголе… Чубайс, вакханалия с этой приватизацией… Потом и преемник этот… По нетрезвости все. По неопределенности – чего же ты хочешь на самом-то деле…

Ты ж думал, что продолжится все в лучшую сторону, что очевидно как-то, что насущные потребности общества всегда и везде должны главенствовать над привилегиями отдельных индивидов. Так всегда было. Отчего же сейчас-то все защищает только этот порядок, индивидов этих самых… Все, конец! И Богу слава… Что разобрались…

Нешто тебе нормальная власть-то, та, которая с тобой живет, а не отгораживается заборами дворцов и окружением кортежей, довела бы тебя до такого? Работаешь и нищаешь. Сидишь на мировых ресурсах и голодаешь… Полюбовница на спички денег не дает. Хорошо живешь!.. Докатился…

Если хочешь сохранить да просто нормальные отношения с людьми, (они же великие традиции славянской цивилизации, выкованные веками), то уж будь добр. Отвернись от этой нынешней полюбовницы кремлевской. «Сучки крашеной». Да вернись к тому, чтоб на твоей земле никогда ни дети, ни старики не были брошены. Вот в этом твоя истинная-то свобода. А не с кем погулять да повыпивать пивка… Ишь ты, ходок по Куршавелям… Органы движения они лечили! Приватизацией занимались…

Уйти – со своего пути легко. Объяснить потом, что дескать война. Тоже легко… Вернуться – трудно. Желтая вода тебе в башку ударила, вот ты и вошкался… Медлил. Хотя давно уже надо сбирать вещи и возвращаться обратно… И не навредить – восстановить бережно ровно те отношения, которые характерны именно для нас (порядок наш, нашу справедливость). Уже осознанно. На века. В этом и есть врачевство настоящее. Общественной болезни… Или гибель в этих чужих объятиях…

Пусть дети изучают про приватизацию и нынешний кошмар… Что дескать, сон это был всего лишь. Общественный… Ельцин. Чубайс. Разорение. Десятки лет вывоза ресурсов. Обнищание. Невыстроенные заводы. брошенные дети. Пенсионная реформа… Сон рассказываю… Приснится же зараза такая.

Ю.Екишев
___________________________

Благодаря вам и вашей поддержке создан сайт: http://sobor.news/
Более подробный анализ смотрите в разделе "НАШИ МАТЕРИАЛЫ": http://sobor.news/category/новости/наши-материалы/
Поддержать нас: http://sobor.news/category/новости/поддержать-нас/
Связаться с нами: http://sobor.news/действие/