?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Previous Entry Share Next Entry
ВОЙНА ПРОСТОГО ЧЕЛОВЕКА, или ТЬМА НА КУХНЕ
Екишев
yuri_ekishev wrote in mejdurechensk
Пришел с работы, уже темно. Ужин. Без свечей. В окнах – мрак какой-то, «сияет» только торговый центр у дороги. Там молодежь резвится, толчется, почти ничего не покупая. Как стая ершей, щиплют, что попало… А мимо – жирные налимы, отъевшиеся падалью…

Боль какая-то. Тупая, как темнота. Ты уже и забыл, что такое боль. Надвинувшаяся к этим окнам. За которыми еще нескоро – рассвет. Новый год прошел, впереди – Рождество и «старый новый год». Но как их «праздновать» – ты не имеешь представления. Режим – наелись и лежим… Но колет что-то, нет аппетита…

В ближайшей церкви – постоять ночь, не зная никого? Захожане. Не представляющие друг для друга того, что должно быть, и чего нет в этой темноте. В этой тупой боли. То ли в груди, то ли в голове.

В принципе и Новый год-то особо не праздновал. Что праздновать? Выходные посреди безрадостного труда? Отдых, привал на пути к выживанию? Вот, наверное, оттуда эта боль – что нет его, этого выживания.

Да, боль – это лишь сигнал к действию. Как сказал знакомый доктор – хочешь, чтоб не болел зуб? Давай ударю по голове… Вот. Болит там, где сильнее всего что-то пострадало внутри. А тут не разбери-поймешь, где и что болит.

Доча, сын. Где они? Тревоги обычные? Забыл ты, Ваня, что такое молодость. Вот она, ускользающая. Откуда и страх. Когда нет впереди будущего. Не у тебя – у них. Вернее – впереди та же тьма и боль. Это еще противнее, мерзче…

Это его страх, не твой, а сына? Перед будущим? Не боится он драк на улице. Да и давно перемирился со многими, с кем еще вчера дрался. А страх остался. Что нерастраченные силы его, а значит и твои – просто пропадут.

А что делать? Все, что ты можешь – лишь вокруг. Дальше – эта темень за окном. Жена принесла от подруги какую-то брошюрку. Иоанн Кронштадтский. Иван, значит. Тезка. «Забыл ты, русский человек, что такое любовь». Да не забыл я… Просто куда-то вглубь отодвинул… А что делать с ней прикажешь?

Девать-то ее некуда. Была бы воля, простор. Горы свернул. И ночь была бы не ночь – скорее бы утро пришло. Скорее бы начать работать. Вместе со всеми. Так нет его. Того утра… Той любви…

Вот она, любовь-то, тезка. Когда знаешь, что делаешь. Когда все сходится. Что ты можешь, и что должен. Когда не бьешься белкой в колесе. Думая, что один проживешь. Не проживешь так. Выживешь и сгниешь, как неубранная картофелина. Вот и вся любов, как говорил отец… Без мягкого знака… Будто нечто мужское, без мягкостей. Строгое. Справедливое. Четкое.

Боль. Тупая и не вылезающая наружу. Это не к доктору. Это «оттуда», где и так все знают. Да вот только помощи маловато пока. Или ты не готов… Напрасно беспокоиться, делать анализы – ты знаешь, что это сигнал к действию. Но к какому?

Вернуть, как было? Но тогда тоже была она, резь, никуда не девалась. Пока партия присваивала твои достижения и победы, и равнодушно смотрела на потери и горечь… Ты – тоже ворочался, был неспокоен. А в будущем, если пойдет как оно идет сейчас – если ничего не изменится – полный мрак. Могила. Тьма кромешная. И без партий – все присвоено. Хотя нет, есть какая-то, из толстых налимьих морд… Откуда оно все взялось – непонятно.

Ты и не вспоминаешь про них. Ведь твоих детей будущее – связано только с тем, насколько быстро они исчезнут. Пока они есть – никакого будущего. Все присвоено ими. Как? Вот вопрос. Ты не соглашался. Но как-то само оно. Так получилось… Она утонула. И подлодка, и страна…

Так что же делать-то? Листаешь Иоанна-то Кронштадтского. «Позабыл человек русский»… Да, многое ты позабыл… Радость молитвы… Иногда только, когда прошибает уж что-то совсем, за них, за детей – это да, хочется вспомнить хоть пару слов. В этом ведь праздник-то, Рождество, чтоб хоть пару слов сказать от сердца, от души… Когда уж научиться всему, да у кого… Ближние – ларьки с ценниками, никак не склеивается что-то с ними.  Свечки – и те за деньги. Это не любов.

Та же тьма. Тот же барьер. Где он, тот мир, которого глоток – и можно умирать. В дедовских воспоминаниях, в трудностях после войны? Им дышалось легче, чем сейчас… Факт. Но сегодня, где он – воздух вольный… Свежий… Чистый… Будто схватил кто-то за горло. Враг смертельный. Невидимый.

Еще брошюрка. «Система динамической собственности». Написано в тюрьме. Что тама, а?

«С момента проповеди христианской – раскрываются возможности иных отношений между людьми, чем были до этого. Здесь положен предел. Здесь эра новая сменяет ту, что была до «нашей».

В перспективе спасения души, обретения жизни вечной – на этот свет и рассмотрение выходят и имущественные отношения. Сам Господь изгоняет из пределов храма бичом «покупающих и продающих» – дабы они заняли подобающее им место.

В Нагорной проповеди несколько раз говорится: «Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад»… «и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего» (Евангелие от Луки, глава 5)

«Одного тебе недостает, – говорится благочестивому юноше: – иди, продай все, что имеешь, раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и следуй за Мною»».

Так вокруг – в темноте этой – противоположность. Подступило то, в чем эти «покупающие и продающие» – заняли все места, да еще указывают, что тебе делать, и кому из них отдать все. И навязывают, и навязывают… Будто жизнь – это система штрафов и наказаний. И ты платишь, и платишь… А они все плодятся и плодятся…

Ты отдал бы – но только своим. Им, своим – можно и машину из обочины вытащить, остановив свой грузовик – ничего, подождут. Дорога – это помощь… Это важнее, чем их торгашеские «затраты» и «выгода»… Но как избавиться-то от них, вот этих, насевших…

Ты и так еще живешь по-прежнему, по-крестьянски, по-христиански-то… Хоть и с праздником пока что неразбериха (сходишь все же с женой, посмотришь, постоишь молча – это факт. Но еще не прилепишься ни к кому, тоже факт…)

Прав Иоанн-то, куда она подевалась, Русь, которая была подножием престола Божьего… Там – все твое. Там – излечение. Там – избавление от боли. В той Руси, которой ничего не жалко отдать – ни детей, ни уже того, что и «нажито» при нынешнем мраке… Потому как – там свет, там спасение… Но как туда добраться-то, с кем… На кухню она сама не придет…

Хоть бы скорее война… И как этот, на отца похожий (сын показывал в кино, которое по телику не покажут, «Окраина»): «Зайцев стрелять! шакалов стрелять! Давай, давай, давай, давай!»… Где они справедливость поехали искать – в Москву. Как это наша земля без нас продалась… Вот это дело… Землю – вернуть. По справедливости – распределить… Она, вместе с нами – подножие престола Божия. Так что никакой больше нечисти… И так далее, с предприятиями,  с образованием, медициной…

Но первым делом этих – «покупающих и продающих», налимов, отовсюду… Сжирающих будущее… Первым делом… Вот это будет праздник…

Ю.Екишев

___________________________

Благодаря вам и вашей поддержке создан сайт: http://sobor.news/
Более подробный анализ смотрите в разделе "НАШИ МАТЕРИАЛЫ":
http://sobor.news/category/новости/наши-материалы/
Поддержать нас: http://sobor.news/category/новости/поддержать-нас/
Связаться с нами: http://sobor.news/действие/