?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Previous Entry Share Next Entry
ПРАВО НА ОКНО
Екишев
yuri_ekishev wrote in mejdurechensk
Иногда, когда даже не ждешь – вдруг в обыденности тюрьмы появляется какое-то новое движение… Тут сразу включается «основной инстинкт зэка»: «Не проморгать вспышку!» (в реальности он звучит несколько грубее, сами понимаете, но суть именно такова: «счастье – что оно? та же птица… упустишь – и не поймешь…», ну и дальше по тексту – поскольку в клетке томиться никому не пожелаешь…)
Конечно, в своей среде существует определенный этикет – не выносить ничего из «избы», хотя у нас как раз и сора-то никакого практически не бывало на Пресне, даже хочешь – заходи в бахилах, конечно – и пожалуйста, операцию делай! Но при какой-либо «вспышке» теряться – тоже не следует…

Открываются «тормоза» (то есть лязгает ключ в замке двери, щелкает электронный замок – все же спецблок, сюда так просто не войдешь…) – входит целый «флеш-рояль» из «звезд» – то есть набор разных должностных лиц… И среди них – худенькая, теряется – как впоследствии выяснилось Каретникова, Анна Георгиевна…
Вначале разговор вялый, ни о чем. Что тут выяснять, особенно при «звездах» – все в порядке, жалоб нет… Она как ни в чем ни бывало, в отличие от других – отзывается на приглашение присесть… И даже ничтоже сумняшеся – берет ложку, пробует кашу, баланду, хотя мы предлагаем – и кофе… И конфеты…
– А, ладно! – и кофе, и конфеты идут в ход… Под разговор, в который ты сначала и войти не можешь, начинающийся на каком-то давно прерванном месте: – А что у вас с окном?
С каким окном-то? Вроде все в порядке… Зимой – раму ставят, Летом – снимают… Если холода – бывает завешиваем простынями или одеялами, если уж совсем холодно… Что тут может быть «с окном»? Ведь мы на спецблоке, под усиленным видеонаблюдением, помимо постоянных заглядываний в «шнифт» (маленькую прорезь, заделанную как в БТРе – многослойным стеклом)
«С окном», короче все в порядке…
– Ну, то есть, не с окном самим, а с козырьком…
Дело проясняется. Оказывается уже почти год идет битва ОНК, которую тогда представляла Анна Георгиевна, с администрацией – что какой бы ни был режим содержания – а человек из окна должен видеть хоть часть неба, хоть кусочек свободы, чтоб не забывать о нем… А не то десоциализация понимаешь какая-то… Развитие социо- и психопатии возможно, или их рецидивы… (долго объяснять все эти механизмы влияния, да я думаю и без слов понятно – чем меньше простора, тем сложнее любой личности)…
– На месте козырек… – хотя это видно и без пояснений…
– Ну-ну! – что-то черкает Анна в своем блокнотике… – Будем, значит, опять биться…
Самое главное открытие – что ты, понятия не имея, оказывается, являешься еще объектом чей-то битвы… За тебя… Что, впрочем, приятно… Самому оказываться в роли подопечного. Ведь всю дорогу – за что бились-то? за других… За что получали сроки? – не за свое, а за то, чтоб хоть кто-то задумался – Русь-матушка вымирает, и надо искать выходы, надо искать точки, на которые еще реагирует народное тело, лежащее в забытьи, в коме – после пьянящего разгула приватизации (ух! и директоров повыберем… и по две «Волги» получим… Повыбрали… Получили…)

При всех идеологических различиях – оказывается, ты кому-то еще нужен… А я-то думал, что это зрение совсем садится в условиях заключения, а получается – не замечал, что освещение-то искусственно ослаблено козырьком, который считал непременным атрибутом содержания… Ан нет! Хоть где-то, в чем-то куснуть систему, оказывается, кто-то еще пытается. Правда, скорее, на личном уровне – еще продолжая какие-то прежние идеалистические устремления, переросшие все же в потребность – защищать. Биться за правду…
Окно так окно, снять козырек – так снять, конечно поддерживаем… Тут уж «звезды» шумно вздыхают: началось… Поскольку ежели арестанты, да еще спецблока – осознали, в чем неправда, и начинают «качать», то будьте уверены – до результата дойдет… И снаружи, и изнутри – когда кто-то действует, то прорубается окно… Конечно не в Европу, а на товарную станцию, поскольку «Пресня» раньше была пересылкой – здесь шли железнодорожные пути, формировались «столыпины», и отсюда уже – шли по все стране…
Хорошо же будет, когда все же сбудутся слова батюшки Серафима: «В Сибирь больше никого не пошлют»… Хотя само пророчество для многих уже сейчас должно звучать довольно грозно (посмотрите в конце).
Пока что льется кровь, видимая и невидимая – народа, и тех, кто в нынешнем вымирании и социальной агонии – не видят просвета, и тьма все гуще, а наступающие, сжимающие тиски – все сильнее… Но – терпят… Как-то выживают… Молчат… В чем секрет? Стараешься, готовишься к тому, чтоб изменить ситуацию… Пишешь что-то, размышляешь… И вот – приходит человек, и – помогает.

В другой день, являются те же хмурые «звезды». Уже без всякого сопровождения – приходят с новостью: выходим… проходим в боксик…
Шмон? Плановый? Так вроде, недавно проверяли… Да и что у нас искать-то, под этими самыми камерами… Нет… Оказывается – снимают все же этот козырек… изнутри что-то открутили, и вновь возвратили всех в камеру…
А снаружи – на каком-то подъемнике суетятся, что-то отчинивают – конечно, какие-то таджики, кому еще этим заниматься… Да еще через решку жалуются – мол, подрядили их за определенную сумму, но не платят, даже на еду не хватает… Смеемся – и тут то же самое, с той самой прожженной администрацией, которая своего не упустит… И то – кого содержат, виртуозов, асов своего дела, и учатся по чуть-чуть, правда, бездарно… «Все у них не как у людей!» – как выражался незабвенный Шариков…
Просовываем – им, бедолагам, сигарчух пачку… Старайтесь, делайте как надо…
Вниз летит пластик, вместо которого – таджики неохотно вяжут рабицу… Но мы-то уже привычные – не замечать никаких решеток и заграждений… Так вот он какой, мир – после почти года в пластиковом пакете… Станция… Деревья… Дорога, по которой даже проезжают машины… Площадка, на которой учатся видать неумехи из ближайшей автошколы…
Вдали – «Беговая», ее как-то не очень опрятно выглядящие «дизайнерские» башни, будто облезлые – но впрочем, сейчас во многом, и в архитектуре тоже – этот «гумозный депрессняк», тяга к смерти и унынию… Даже в оформлении зданий…

Подъезжает какая-то новенькая машина, по профилю «бэха». Выходит девушка. Кому-то кричит, машет… А, точно! Над нами же – карантин… Там-то не было завешено никогда. И наверное, кто-то новенький, еще только с воли – кричит в ответ… Теперь – не только видно, но и даже слышно слова с воли кому-то.. Девушка (зрение все же сильно село в этой тюремной полутьме, видится все, как у какого-то экспрессиониста, в пятнах…) не только кричит, но еще и исполняет короткий зажигательный танец для кого-то сверху – видимо, скучая, напоминая о чем-то…

В другой день – появляются на площадке какие-то пожарные машины, учения что ли? Нет… потом выясняется – что машины – были для телевизионных камер… Сериал снимали под окнами – «Ольга»…. Там как раз – наши окна. И по телику – вдруг видишь, как оттуда, снаружи – выглядит и твои окошки, и вся стена тюрьмы… Только что-то загнули они там со свиданием внутри СИЗО – так не бывает, чтоб кто-то проник на «длинную свиданку» запросто… Это уж к сценаристу претензии… А по окнам – претензий нет – вот они, наши, родимые! Вот она, Ольга с сестрой, под ними – выискивающая кого-то.. и даже адрес тот же – Силикатный проезд… Каких только чудес не бывает на свете. И мы – оказывается, в кино попали…

Теперь – светлее. Так что в твоих трудах – есть доля участия – и других людей, как без этого… И ты карябаешь, щурясь и сняв очки, что-нибудь типа такого:
«Возвращаясь к предмету исследования, отметим, что простой принцип: чья земля – того и имущество – требовал как защиты от внешних воздействий – защиты территории от набегов, установления таможенных отношений и т.д. – так и внутренней оптимизации при неизбежном усложнении жизни и развитии общественных систем. Рассмотрение этих вопросов невозможно вне рассмотрения внутренней, духовной жизни человека – как отмечал в своих социологических исследованиях П.Сорокин, указывая единственный источник социальной энергии в бескорыстных, идеальных отношениях, и вне рассмотрения мотивации как действий человека, так и той системы управления, в которой реализуются отношения собственности и распоряжения «имуществом», по сути всей материей» – ориентируясь и на земной свет, которого стало чуточку побольше… И на тот свет, которым приветливо машет Серафим – вот же они, наши маячки… Страничка, шажок, еще… все у нас есть, все хорошо…
Так что спасибо всем, кто освещает твой путь…

Ну и про Сибирь, само пророчество. Кто может вместить – да вместит. Еще не раз вернемся к этим словам Серафима, пока они не сбудутся: «Когда Земля Русская разделится и одна сторона явно останется с бунтовщиками, другая же явно станет за Государя, и Отечество, и Святую Церковь, а Государя и вся Царскую фамилию сохранит Господь невидимою десницею Своею, и даст полную победу поднявшим оружие за него, за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской, но не столько и тут крови прольется, сколько когда правая за Государя ставшая сторона получит победу и переловит всех изменников и предаст их в руки Правосудия, тогда уже никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят и вот тут-то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя, очистительная кровь, ибо после того Господь благословит люди Своя миром и превознесет Помазанного Своего Давида, раба Своего, Мужа по сердцу Своему»
Аминь, что значит «да будет так».

______________________________________________________________________

Помочь восстановлению информационных ресурсов, а также изданию новых трудов по теории «Систем динамической собственности», «Систем динамического управления» можно следующим способом:

– на карточку 4276 3801 7643 7064
– на счет Яндекс-деньги 41001918908416


– пожертвовав любую сумму на телефон +79197266559

Paypal и почта rusparabellum@gmail.com

С пометкой «поддержка»