?

Log in

No account? Create an account

mejdurechensk


Россия- один большой Междуреченск.

Мы пишем о взрывах.Техногенных и социальных.


Previous Entry Share Next Entry
Ю.Екишев. Русская идея. Эпоха Руси
Пара Беллум
ekishev_yuri wrote in mejdurechensk

штурмновости

Ю.Екишев
Русская идея. Эпоха Руси

Русская идея, святая Русь. Она близка и понятна простому сердечному русскому человеку. Нет такого русского человека, каких бы он ни был убеждений, который при раскрытии русской идеи, не сказал бы: я тоже хочу так жить, быть так! Чувствуя в себе прилив сил, русский человек говорит – наконец-то, я так долго ждал его,как начинать, что делать. Не я, пусть мои дети так живут!
И этот священный огонь в груди, вся любовь, с которыми человек готов служить и строить святую Русь, воевать за нее, изменять мир – для потомков – иногда кратковременно – но все же именно сейчас дает возможность человеку пожить по-русски, в ограбленной стране, в нищающем народе. Но, главное, живом. А значит – пока есть жизнь, все возможно. Раз есть тропинка, как нас завели в нынешнее состояние – значит, есть и путь, как выйти. Идея и служит выходу.
Идея – прообраз того мира, в котором призван жить русский человек, которым жива его душа. Это вневременная сущность, в которой есть место и пережитому в прошлом, в детстве, и желаемому, и сокровенному, его личной истории и истории всего его рода.
Русь, как идея справедливого, спасительного мира, идея упорядоченной жизни, в которой есть место каждому русскому человеку, его призванию – вот что в полноте раскрывается в ней.  Здесь есть место святости, миру познания и причастности таинственного, высшего, небесного. Место справедливости и любви к тем, кто осуществляет ее, от русских богатырей, до грозных правителей, «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам»…
Здесь есть место и образам русских сказок, вводивших душу ребенка в красивый былинно-царственный мир. Мир любви и радости, мир охраняемого и воспитываемого в русском духе детства, мир торжества чистоты и правды, и реального и неотвратимого воздаяния за злобу и интриги. Это и мир затаенного в добром человеке желания всем спастись, избежать зла. Это мир Божий, мир народа-богоносца, где каждый несет жизненный крест, стремясь облегчить жизнь другому, такому же. Это мир созидания, соучастия и бодрой воинской защиты от набегов. Мир Божественного таинства, а не интригующей тайны.
Мистическая, близкая, даваемая даром, лежащая в основе Руси любовь, вложенная в душу человека, требующая немедленного исправления зла и управления правдой, созидания, а не присвоения – вот мы, Русь. От достижений общего дела, общей воли, до предельных состояний нестяжательства, отказа от мирских благ ради бòльших – небесных.
Мы, Русь. Наша идея – это идея Божественного в человеке.  Идея любви, и милости, и жертвы. Идея осуществления вышней воли. Идея радости общения с равными перед Богом братьями, от мала до велика, от скита до царского престола. Идея осуществления власти, как постоянного служения. Где первые от сердца служат последним. Где каждое движение говорит о приближении высшего мира, Небесного царства. Где раздают, а не присваивают. Где никто не может присвоить себе совершившееся (как запретил Иоанн Грозный воеводам присваивать победу над врагом). Где сила человека не в нем самом, но в Боге, в осуществлении истины. Где все устроено правильно, и мир вносится туда, над чем остальное человечество ломает голову – как жить семьей, как жить обществом, как устроить государство. Где каждый – человек, личность, часть общего народного тела.
Мы, Русь. Нигде в мире вы больше не найдете того, что спасает общество от ничтожества безбожия, имитации и отсутствия любви, реальных изменений, которые человеку подменила видимость «прогресса» и «культура» индивидуализма, точнее возделывания страстей. Человечество, изнывающее в безбожии, тратит все силы на то, чтоб биться в клетке обрезанного мира, в рабстве, в поглотившем омертвевшее и отпавшее тлении и аду, где разлагается все – личность, семья, любые плоды созидания.  Сделать эту клетку золотой и обустроенной – вот цель внешнего мира. Улучшение вечной тюрьмы.
И следовать этому цивилизационному «общечеловеческому» схождению и превращению в ничтожество, присвоившее себе кусочек небытия – не дело ни человека, ни его семьи, ни общества и государства.
Какие бы ни были с виду сильные империи созданы человечеством, как бы ни были оснащены – но в безбожии своем, послужив идее присвоения и надменности, сошли на нет или превратились в рабские темницы общей пирамиды мирового порядка. Золотая лукавая клетка Америки ничем не лучше европейских шенгенских камер – везде тюрьма. И только Русь как воплощение мысли Божией о человеке, о его способности верить, любить, радоваться миру, видеть во всем проявление несказанной Вышней милости, следования Жертве во спасение – только эта Русь давала всем пристанище (нищая и убогая Европа… только мы, Русь, еще можем протянуть руку и тебе, и постараться спасти оставшееся, освободить из плена, в котором ты безнадежно увязла).
Русским огнем согреваемое – стучало сердце воина, отражавшего набеги кочевников. Русским почитанием истины и мудростью жил ум ученого, стремившегося подарить народу еще одно открытие красоты устроения великолепного мира. Формулы его говорили о красоте мира и призывали сорадоваться великолепию его творения. Как говорил Д.Менделеев: «Посев научный взойдет для жатвы народной».
Только Русью, ценившей истинную свободу, останавливались путем общей мобилизации и бодрого ополчения, и бесстрашного самопожертвования – нашествия орд, восточных и западных, нашествия ложных идей и ядовитого растления.
Только Русь и ее святость, непорушенная чистота, веками сохраняли силу и могущество. Прошли многие поколения, но не в ад, а взошли туда, где нет разрушения и тлена, где нет смерти. Русь, как подножие и подобие вышнего мира, противостоящего разрушению, смерти и хаосу, старалась следовать заповедям, пребывая в служении истине – и тем делалась свободной и радостной для русского сердца, не устававшего созерцать ее во всех проявлениях – в уединении природы, в быту, в государственном устроении.
Наше общественно-политическое устроение было невероятно просто и красиво, двунаправленно, – центростремительно в преданности единому государству, понимании его равной необходимости для всех; и центробежно, как большой круг кровообращения, в заботе о самых малых и отдаленных, –  и осмысленно в каждой из частей и во всей совокупности общественного, народного организма, народного тела.
Община и земля, рождение и восприятие служения, наука и рост человека, личности, его семьи, управление по правде и обретение государственного мышления и зрения в каждом – вот области, связанные единой системой управления и обратной связи. Так мы росли от княжеско-дружинного исторического периода. Так мы становились на ноги.

Чем проще и яснее идея, чем ближе она человеку – тем большую область жизни она занимает.
Падшему человеку близко присвоение, культ потребления,  насилия, идолопоклонства и рабства «культуре сатаны» – и вот мы видим, как почти весь мир стоит на коленях перед империей Золотого тельца, чей позыв близок многим: «Ты то, что ты стяжал. Ты достоин того, что можешь взять. Присвоение – цель жизни. Стяжи богатство – и пусть остальные тебе прислуживают. Потребляй!».
И только мы, одна шестая часть всей суши, держались противоположного. Одной простой и ясной идеи: мы, Русь – семья. Мы те, кто делится, кто раздает, кто служит и любит искренне, нелицемерно, не за деньги, не за самоудовлетворение разума.

Соответственно простоте и красоте русской идеи – развивалось и наше устроение: общественно-государственное, хозяйственное, военное, образовательное.
Сегодня многие формы государственно-общественной организации заняты противоположным по сути содержанием, и в принципе не нужны русскому народу. Что из них оставить и в каком виде –зависит от степени восстановления и возрождения естественных механизмов русского управления.
Не детализируя, из наиболее очевидных можно указать следующие:
1. Отмена заочных выборов. Выборы по местам – только очные. Причем в них участвуют все люди общины – территориально организованной по населенным пунктам, их районам, предприятиям. «По местам выбирайте лутших» – со времен Иоанна Грозного простая и ясная форма местного самоуправления. Только «лутших», а не пронырливых, не богатых, не наглых и пустобрехливых. В отсутствие механизмов агрессивной конкуренции и участия человека в той или иной форме корпоративного разорения страны – именно общинная организация – это необходимый механизм государства в установлении связи с каждым гражданином Руси.
2. Отмена каких бы то ни было партий и движений. В мире единства рост осуществляется только через образовательные, общественно-общинные занятия или механизмы хозяйствования в виде частно-государственного партнерства, служение (и непрерывное обучение) в армии. Все социальные лифты (от спортсменов в политике до ходорковских лазеек через «комитеты комсомола») в обход общего дела – перестают существовать, как тропки для карьеристов. Русский человек постоянно растет, и постоянно вновь учится в той области, которой призван.
3. Отмена громоздкого государственного аппарата, как инструмента присвоения. Введение принципа ответственности и служения и соответственно – нестяжания. Для государственного человека и его семьи определен необходимый прожиточный уровень, включающий место жительства, выделяемую для семейного хозяйствования землю, средство передвижения. Но не более, не больше других. Хочешь расти как хозяйственник – милости просим в предпринимательство. Власть несовместима со стяжанием, поскольку принципом ее жизни является раздача и распределение. Как только происходит обратное – у государства растет непомерное брюхо бесполезного и только потребляющего чиновничества, больного «бумажным бешенством», имитацией бурной деятельности.
Мы выросли из обратного – из потребности делиться друг с другом ради спасения друг друга. И только этим обосновывается и по сей день еще существующая в русском народе тяга к государственности, наиболее полно раскрывшей возможность русского человека. Сегодня, когда мы стоим на краю гибели эпохи присвоения – именно за русским опытом взаимодействия с минимальными людскими, хозяйственными, экономическими потерями – будущее.
4. Отмена олигархического способа владения предприятиями. И введение частно-государственного партнерства. На уровнях свыше размеров общины. Чем больше предприятие – тем больше государственная значимость в хозяйстве, тем больше общая доля участия государства. Вплоть до отраслевого значения. Тем меньше возможности спонсорства рейдерско-революционного недовольства и приравнивания денег ко власти, и смене неугодного конкурирующего руководства. Сейчас в этом вопросе – вакханалия подмен, соития «бизнеса» и «политики» во всех мыслимых и немыслимых формах, в шепотке тайных переговорных комнат, где идет торговля миллионами людей. По сути все «право» на предприятия – лишь фикция, прикрывающая грабеж. Не для того они создавались нашими предками. И мы их вернем.
5. Отмена раздачи гражданства. Принадлежность к гражданству Руси определяет только община – и она же может лишить его. Везде, где бы ни появился русский человек – в вузе, в армии, за границей – он представляет не только себя, но и свою общину, свою землю, и в целом – Русь.
Общине, как представителю русского народа – решать, какой опыт применять. Насчет раздачи гражданства – думается, русский народ, мудро подойдет к этому по местам, изучив опыт еврейства и инородства, пожелавших воспользоваться нашими бедами.
6. Отмена оторванности от общественных дел, обрезанности занятий человека от дел общины. Община как легкие в человеческом организме, напитывающие через кровообращение кислородом каждую клеточку – напитывает и воспитывает каждого своего воспитанника максимально необходимым опытом, от уважения старших до всех доступных форм служения – духовного, государственного, военного, образовательного, хозяйственного, – и продолжения их русского дела. Где родился – там и сгодился.
Например, в передаваемой военной подготовке. Через служение в общине тех военных, кто передает свой опыт. В предыдущие десятилетия этот опыт, афганский, чеченский, намеренно был отрезан от народа («еще нарожают», «шапками закидаем») , и это аукается и сейчас большой кровью, которой можно было избежать.
Человек, прошедший военный путь – не просто пенсионер, выживающий охранником. Он как раз носитель уникального знания, которое может спасти многих, вооружив опытом, научив верности, преданности, братству. Как говорил Суворов: «не держись устава, аки слепой – стенки».
Военное служение не является абстрактно-призывным, но уже таким образом подготовленный человек идет в армию, где будет представлять общину, служить вместе с представителями общины, и возвратится в свою землю – где будет держать ответ  за свое служение вместе с земляками, неся ответственность и за них. Поддерживал ли их, не издевался ли… Таким образом решаются многие проблемы нормализации военного служения. И одновременно идет практика радостной «науки побеждать», переносимая во все сферы нашей жизни. Это касается не только военной, но и прочих видов деятельности русского человека.
Можно согласиться с Зиновьевым, что мы были страшны западной цивилизации не просто своими общими достижениями, а тем, как мы этим занимаемся – радостно, бодро, неостановимо, заодно, совместно! Цивилизацию, учащую свою молодежь преодолевать все, не конкурируя, а совместно, артельно, со-ревнуя, то есть со-переживая делу друг друга – не сможет победить никто.
Одновременно с этим все события в стране оказываются в области чьей-то ответственности: либо общинной, либо государственной, которые не могут вмешаться в решения друг друга. Община сразу же получает всю полноту ответственности владения землей общины. И одновременно помощь от государства в делах укрепления семьи, общины и государства. Земля, как государственное устроение – место, где неслитно и нераздельно, соединены государственное свыше с земским, народным, общинным. И одновременно раскрывается матричный подход к управлению в целом, возникают задачи, которые могут ставить перед человеком – разные источники, имея четкие критерии результативности.
Критерии исполнения, вполне прозрачные, для управленцев и их области ответственности – как положение в его области действий с созданием рабочих мест и предприятий, что с налогом на общую жизнь (который можно и обоснованно отменить вовсе для встающих на ноги предприятий – в общине все видно и не от кого прятаться и прятать),каковы рождаемость,  социальная обстановка.
Все предельно просто. Управленцу придется отвечать только своей результативностью (недаром от русской власти, как от тяжести, бегали даже государи – их «уговаривали» на царство).
7. Отмена моратория на смертную казнь. За торговлю смертью надо отвечать. В разумном состоянии русское общество, лишенное звериных порывов – практически не будет казнить никого (были и такие периоды нашей истории), тем не менее не отменяя самой возможности наказания тех, кто грешит к смерти против народа и государства. Избавление государственного организма от шлака, отравляющего общество – должно происходить. Будущее – за Русью, очистившейся от ненужного, от потерь, энергетических затрат, в стройном совершенстве которой не будет ничего лишнего.
8. Отмена кредитного и ипотечного рабства. Денежные институты Руси формируются на иных принципах, исключающих процентное рабство и лихву, и наживу на своих людях. Войдя в режим естественных потребностей и развития – основные свои устремления человек сможет решить сообща, в обществе, не прибегая к индивидуальному развитию потребленчества и устроения личного обособленного мира. Например, возможности и обязательства общин строить дома новым молодым семьям – искореняют как «очереди за жилплощадью», так и состояние «моя хата с краю». Поскольку таким образом будут строить и твоим детям. Радостно, бодро, видя конечный результат своего труда.
Средства будут и в общинах, и у хозяйственников, и в государстве. И можно будет их взять, без процентов. А иногда и не возвращая вовсе. При росте семьи человека община может убавить размер взятого в заем, а то и вовсе отменить его.
Нет предела в нормализации вопроса денежного обращения. В условиях запуска русских принципов жизни в обществе – роль денег будет нивелироваться, сводиться к уровню навоза, удобряющего добрые дела. В пределе, по пророчеству Серафима Саровского, у нас дойдет до того, что деньги будут «перекидывать через монастырские стены», уже не нуждаясь в них. Поскольку в нормальном русском обществе они являются мерой несправедливости.
Гораздо важнее будут все объекты внимания народа – личность, семья, община, государство – ступеньки возрастающего самоподобия величественного здания Руси. Наука видеть важность всех естественных связей Руси – от семьи до государства, беречь их, как основу нашего способа управления. Наука радоваться и делать, наука созидательно любить все наше устройство Святой Руси – вот путь русского человека по этим ступеням (недаром труд Серафима Саровского, где много преподается этой любви, называется «Радость моя»).
9. Отмена производства противоестественного «культмассового» товара потребления для СМИ. Введение русских норм в использовании интернета, телевидения, радио и иных средств массовой информации. Отмена формирования рекламой противоестественных ценностей.
Да, связь необычайно важна, тем более на таком огромном пространстве, как у нас. Но связь – плодотворная, дающая результаты, не затрачивающая наше цивилизационное время на пустоту.
На каждый случай – у нас есть русский пример для подражания, поступка, согласно тому, как действовали наши предки, наши святые в сходных ситуациях. Как воевал Дмитрий Донской и Александр Невский. Как служили Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Как любили Петр и Феврония Муромские. Наши примеры – реальны. В отличие от дутых идолов сатанинского успеха.
Мы имеем русский уникальный опыт, недоступный никому кроме Руси. В отличие от тех имитационных искусственных примеров падшего нераскаянного  самолюбия, преподносимого через средства дез-информации народа.
Помимо препятствия пропаганде разнузданности и насилия, необходимы и действия по расформированию всех структур, верно служивших богоборческому, сатанинскому режиму, сгубившему десятки миллионов русских душ. Это касается и Московской патриархии (и остальных), верной служке режима, но не Бога. Впрочем, порядок в этой области тоже согласно пророчествам – наведет уже новый русский государь, новая государственная власть.
10. Отмена чуждых норм и форм обучения и верований. Так поступали наши предки. Так, пройдя столетия бурь и лишений – будем поступать и мы. Какую область жизни, какую науку ни возьми – у нас есть свои примеры. У нас есть тысячи русских святых, пронесших идею Руси, как неугасимый огонь. И будущее – за мистическим, цельным, ценящим святость, а не золото, русским человеком, каждую минуту проживающим на краю предельного совершенства, как небесного, так и данного нам свыше земного.
В каждой области познания – есть наши навыки, есть русские ученые: физика – Столетов, Ломоносов, химия – Менделеев, Бутлеров, физиология, социология… Куда ни глянь – везде русский гений, к чему нам дутые присваиватели-авторитеты.
Дети будут учиться русскому языку, истории, русской логике – без нынешних прокрустовых лож ЕГЭ и откровенно скопированных с рабского Запада образовательных стандартов.
Впрочем, все по порядку. Наше дело – почистить место для отцовской власти, привести к ней тех, кто дружит с русской идеей. Кто готов за нее – идти вперед, жертвовать. Кому Бог даст такое счастье и дар осуществлять русскую идею (об этом и говорил император Юстиниан – о даре свыше «устроять и управлять человеческое»).
Русская семья в нынешнем океане хищного агрессивного рынка – не может без русского государства. Государство русское – в противостоянии империи Маммоны – не может быть вез веры.
11. Отмена политических преследований. Для либералов, мечтающих унизить, а затем и изничтожить Русь, этот пункт особенно ненавистен – тогда все русские, наиболее активные люди, проявившие свое несогласие с анти-русским, богоборческим режимом – будут среди нас. Тогда отомрет и про-западная «интеллигентность» (противоположность русской учености), и назойливая «правозащита», а вернее контроль надо процессом нашего умирания. Тогда уйдут в небытие все их общественно-политические «авторитеты», писавшие публичные доносы, громко визжавшие о тех русских, кто смел возвысить свой голос в защиту Руси.
Соответственно и отменена будет сама возможность такого преследования устранением всех тайных ведомств и насколько необходимо – введения опричнины, как народного инструмента выметания измены и предательства и соблюдения преданности Руси – опоры и защиты тех, кто хочет жить по-русски, и в пику всем тем, кто тащит к нам чуждое. Чем сильнее любовь к Руси, тем четче ненависть к ее врагам – которую нам нет смысла прятать и камуфлировать в некие тайные сообщества.

По сути, это и есть отмена рабства. Рабства сатанинскому режиму, основанному на присвоении, гордыне, надменности и лукавстве. Об этом «вечном рабстве», в которое легко можем впасть – говорил еще Козьма Минин. Это иго самое тяжелое, третье и последнее, скинув которое мы обретем уникальный опыт – больше не подпадать под руку сатанистов. Кто найдет силы участвовать в этом – тот и есть будущая власть, которой выпадет тяжкий крест, еще тяжелее процесса политического освобождения – крест восстановления и возрождения Руси.


Что же взамен?
Из нынешней системы управления РФ, настроенной адаптивно в условиях приближения ЭМ (эталонной модели) присвоения и стабилизации процесса ограбления народа – не нужно нам ничего. При смене самой ЭМ присвоения – на нашу, на идею Руси, в начале как минимум сыграют свою катализирующую роль события, делающие возможным сам переход (способом, указанным Серафимом Саровским – «народ возьмет в руки оружие» и осуществит это «малой кровью»).
Основными внешними событиями являются:
- кризис (постоянно присутствующий в экономике ограбления и присвоения, как его органическая часть, тормозящая развитие, служащая только очередному перераспределению);
-война (неотъемлемая часть экономики присвоения, ее продолжение «иными методами»). Русь не ведет завоевательных войн, только оборонительные, ограждающие территорию семьи – Руси;
- смерть (в-основном, в виде национального противостояния, что было основанием для событий на Манежке, в Пугачеве или Бирюлево);
- природные катаклизмы (засуха 2010 года, когда население, пострадавшее от пожара, готово было разделаться с администрациями, или наводнение в Крымске);
- техногенные катастрофы (Саяно-Шушенская ГЭС, Чернобыль, опасное состояние челябинского ПО «Маяк», и т.д.) и развал крупных связывающих систем, приведение их в обветшание и негодность по мере растраты заложенных сроков годности и ресурсов (железнодорожное сообщение, энергетика, и т.д.);
- возникновение внешней угрозы агрессии, разделения страны (угроза создания соответствующих идеологий, сил и организаций для осуществления этого сценария внешней агрессии, как это было, например, на Майдане, или усиление и радикализация прибывших мигрантских диаспор, кавказских, азиатских, китайских);
- внутрикремлевские разборки, а также противостояние транснациональных  корпоративных структур, коррелирующие с религиозными конфликтами (арабо-израильский и т.д.).
Не все в нашей власти, но есть только один пункт, готовность по которому  должна быть максимальной. Наше дело – не ждать, а готовиться.
Как бы и когда бы ни сложились вместе вышеперечисленные факторы, необходимым условием реализации изменений в стране, готовым к русскому способу, – является наличие форм организации и самоорганизации русского народа, способных быстро и без особых потерь воспринять и воплотить иную модель отношений, налаженная уже сегодня обратная связь.
Народное ополчение, движение, устроенное прообразовательно, в соответствии с нашими цивилизационными принципами – как семья – и есть востребованная в острые моменты такая естественная форма (что показали уже события на юго-востоке Украины).

Община, мобилизация, опричнина.
Общественно-политическое пространство можно с некоторой долей масштаба сравнить со сплетением определенных русл, по которым идет движение, соответствующих определенным наклонностям человека. Как некоторую струнную структуру, в которой каждый человек резонирует на определенные, а может и несколько частот – оформленных определенными «культурными рамками», в пределах которых у человека не возникает желания перемен, поскольку такая действительность его устраивает. Некоторые закономерности дает социология, свидетельствуя о малой пассионарности человеческого общества.
«Начала и власти тьмы», как раз и есть такие потоки, в рамках которых возможно более-менее «стабильное» существование режимов, подобных нынешнему, либерально-олигархическому. В котором олигархическое паразитирование намертво связано с педофилическими и иными лобби извращенцев, с банковской наживой и разрушением семейных ценностей и всем остальным букетом извращений и противоестественных «ценностей». Но убери эти русла – разрушь возможность ежедневно воспроизводить «культурную матрицу» режима – и все пойдет по-другому (точки бифуркации и их составляющие мы уже указали).
Соответственно, первой задачей послелиберального мира становится быстрейшее установление необходимой эталонной модели Руси, в которой нет места этим «руслам страстей и пороков, наживы, присвоения и надменности» (далее по всем грехам).
И принимаемые естественные первоначальные организационные меры должны ориентироваться на принципиальные, абсолютные ценности русского мира.  По сути движение идет по тем же географически расположенным руслам – только вспять. Как восхождение по лествице, по тем же ступеням: как нас порабощали, раздирали, уничтожали – только вверх и вперед.  Что стремился разрушить их мир – мы будем укреплять.
Соответственно и властью, нашей властью, является только то, что способствует этому, организует общественную жизнь, упорядочивает в соответствии с принципами русской правды, русского порядка:
1. Организация территориальных общин на всем пространстве Руси. Замещение нынешнего огромного и бесполезного административно-оккупационного аппарата – общинно-государственным.
2. Выборы в общинах лучших. Участвуют все члены общины. Местное самоуправления становится основой политической жизни.
3. Введение режима ответственности и общинно-государственного управления, при котором все задачи делятся на поместные (земельные, общинные) и государственные. Соответствующим образом формируется и совет общины, и бюджет. Община при необходимости формирует обязанности совета по направлениям: хозяйственный, суд присяжных и т.д.
При Иоанне Грозном в каждой земле существовало например даже две тюрьмы, соответственно областям ответственности. И местный представитель центральной власти – воевода, не имел возможности никак повлиять на решение общины. Земской староста, мог например, вызволить любого из-под стражи воеводы, если дело касалось внутренней жизни общины, в которую не мог вмешаться никто из государственной власти! Даже царь мог только обратиться к общине – с вопросом переизбрания старосты, но не более. Мир Руси – это мир служения и ответственности. Выбрали – служи (это сегодня «слуга народа» – форма горькой иронии в отношении к кремлевским и госдумовским самозванцам).
4. Мобилизация. В случае необходимости защиты – введение военного положения и мобилизации полной или частичной, по потребностям положения. Участие в этом – принимают в силу введения принципов местного самоуправления местные военкомы, земские старосты, получающие от государства сводки потребностей в кадрах.
В современном мире не отставать можно, только постоянно обучаясь, имея непрерывную возможность освобожденного от духовного, политического, экономического порабощения – проводить  в жизнь принципы справедливости.
Мы не боремся за права (за них борются порабощенные, рабы). Мы осуществляем правду.
От человека, действующего в таком духе, воспитанного в такой среде – невозможно будет услышать по поводу важного события, что «это не мое дело». Наоборот – он скажет либо это мое дело, либо это дело моей общины (и тоже, следовательно, мое, наше), либо это дело моего государства (и вновь мое!).
Только в таком случае афера с приватизацией, наконец, окажется более невозможной, а плоды этой аферы будут исправлены. В таком случае никто не посмеет не то что воевать, а подумать напасть на нас, или сказать про наши ресурсы или предприятия – что они ничьи.
5. Постоянная обратная связь. Недаром даже возникновение русской государственности связано с таким действием как полюдье – объездом князем с небольшой дружиной своих земель. Не боясь, не запираясь, как западные феодалы в неприступных замках – русская власть вела себя изначально иначе. И эта особая форма обратной связи, при которой выравнивались многие стандарты как бытовые, так и общественные – служила залогом равного развития и взаимозависимости. Все воспринималось как естественное служение, что общественный (властный) труд, который выводил на рынки плоды труда частного и общинного. Нет места бездельникам в таком мире. Нет места ослаблению связи. Нет места возникновению олигархии и застою, прикарманиванию и оседанию мертвых средств в чьих-то закромах. Кроме полюдья – были еще пиры как форма той же связи с иной функцией – возвратной, но не место статусного потребления – а место милости, жертвы, где все делились друг с другом, были причастны общему делу (Мавро Орбини, описывая славянскую жизнь в труде «Славянское царство» – приводил пример воина, который вернувшись, все раздавал обязательно – иного и не мыслилось, ведь кругом все свои!)
6. Восстановление опричнины. Как временной насущной меры избавления от всей проникшей нам чуждой идеи и ее представительства. Это тоже форма обратной связи, только с иной задачей – в защиту тех, кто своими силами может не справиться с возникающими угрозами. В опричнину принимают только лучших. Это не тайный иезуитский орден, а открытое, особое орудие народа в защите его власти, устроения, территории, и каждого гражданина Руси и его семьи.
Человек, воспитанный в русском духе, отобранный по зову сердца – быть впереди, на острие войны против чуждых идей, измены, трусости, предательства – вот смысл опричнины. Сейчас, когда агрессивный «цивилизационный мир», при внешней ласковости, несет гибель миллиардам, выпуская на волю все зверское под обликом «общечеловеческого» против  человека – должен найтись человек, который встанет против этого зверя. Видящий все звериное, не только в преступлениях явных подонков, но и в ласковой обертке «масс-культуры». Удерживающийся и удерживающий от зла, и творящий благое.
И наша сила вовсе не в применении силы. Но в максимальном обретении сил в объединении, в ответственности перед русским единством, доверившим тебе служение – отражать внешнюю агрессию ради соблюдения внутреннего мира и тишины – вот призвание опричнины. Это предметное общественное отражение идеи русской власти, как служения, основанного только на Евангелии. И наша война – высшая форма защиты от внешней духовной, политической и прочих видов агрессии.
При этом каждое направление нашей жизни обретает четкие цели, имея четкие ориентиры:
Мир – Руси!
Земли – русской общине!
Власть – русским освободителям от ига жидовского!

Наши ценности
Многие ученые, озирая пройденный путь Руси, приходили к выводу, что наиболее колоссальным источником силы является бескорыстная, альтруистическая любовь (создатель социологии Питирим Сорокин даже основал центр изучения ее при Гарвардском университете). Иван Ильин утверждал, что «любовь есть основная духовно-творческая сила русской души. Без любви русский человек есть неудавшееся существо».

Как ориентиры для преобразований, предметную сущность любви, как ориентиры эталонной модели Руси, мы должны декларировать абсолютные ценности:
- безопасность и будущее наших детей.
- единство и связь поколения, нерушимость и неприкосновенность опыта связи времен, обретенных святынь и накопленных и сохраненных ценностей русской науки, культуры. Неприкосновенность связи  времен Святой Руси, от предков к потомкам.
- уникальность важность и ценность каждой русской жизни, каждого русского человека. Как осознание русским миром, русской цивилизацией единства человека с вышней силой и принятия причастия Истине – подобия Божия и Бога.
- единство и неделимость территорий Руси, нашего дома.
- единство цели – продолжения жизни Руси и русского народа. Как уникальной цивилизации, подвергнутой ныне цивилизационному нападению, нашествию.
- единство нашей культуры внутренних отношений, семейственных, нашей уникальной экономики, экономики дара, экономики заповеди любви к ближнему. При которой парадоксально приумножается произведенный продукт и его избытки концентрируются во всеобщие блага – медицины, образования, укрепления защиты и безопасности, общественного транспорта и снабжения энергией...
Единство культурное – это единство долга. Исполнение как должного того, что ты можешь – признак благородства, благого рода. Подтверждение предназначения человека. Что он родился для исполнения высшего, на что способен.
- общественное единство проявляется в равной доступности всех общественных благ, необходимых нам для жизни – медицины, образования, науки, энергетики, всех видов связи.
- единство военное – в формировании новой русской армии на тех принципах, которые в военной составляющей нашего мира воспроизводят общее единство – как мобилизации и набора из одной местности, так и повременного – отбора людей такого склада, начиная с детского сада.

Имея такую систему координат – легко разобраться, что делать в каждую минуту, в каждом месте. Мы, Русь, прошли путь создания уникальной общности от простых форм – до расцвета, не для того, чтоб пасть под игом чуждого дикого управления и присвоения. Системы ограбления и присвоения – облеченные во всякие там «измы» изжили себя. Будущее – за теми, кто сумеет организоваться по-русски и жить по-русски, уменьшая до предела все потери (как выражаются социологи – сведя к минимуму социальную энтропию).

Миллионы вставшие на этот путь, изжившие соблазн и мироедство, разделение и высокомерие, лихву и лесть – это и есть Русский Человек и вся его любовь против нынешнего жидовствующего надменного Зверя и всех его сатанинских дерзостей – это и есть Русь. Встаньте на путь очищения, воспитайте, взрастите так своих детей, пожелайте им спасения, организуйтесь и действуйте уже сегодня – и вы ощутите всю силу, всю мощь, всю красоту Русского порядка, Русской идеи. Сегодня каждому придется пройти свою часть пути – от раздробленности к Русскому государству, и иным отношениям.
Впереди новая эпоха – эпоха Руси. Эпоха очищенного огнем войн уникального русского способа управления, принятого народом, служащего защите нашей земли.